Авторизация ...
Имя пользователя :
Пароль :
Популярные Категории
Анал Красавицы Зрелые Домашнее Групповуха Лесбиянки Азиатки Сиськи Молодежь Мамочки Минет Попки Звезды Негры
  • Секс Рассказы

  •  
  • Баба Света



- Эй, Андрей, стой!

Андрей остановился и оглянулся. К нему, ослепляя всё вокруг румянцем, подбегала какая-то особа, по двум чётко выделяющимся образованиям в верхней части одежды - явно женского пола. Запыхавшись, особа остановилась возле него и, тут же схватив его за руку, сверкнула улыбкой:

- Ты что - меня не узнал? Это же я, баба Света!

Андрюха тут же всё вспомнил и немедленно его бросило в жар. Вместе с этим он ощутил где-то в области шеи холодок и неодолимое желание куда-нибудь скрыться. Эта связь держала его несколько месяцев и он ничего не мог с нею сделать.
“Баба Света”. Манера шестнадцатилетней девки с изящной фигуркой так называть себя до сих пор пугала его и бросала в дрожь. Но было ещё кое-что, что бросало его в дрожь сильнее. Эта “баба Света” полностью подчинила его себе, превратив в какой-то сексуальный придаток её жизни -отросток своего тела,- на который она даже не очень обращала внимания, замечая только мимоходом - как замечают пачку сигарет, когда захочется подымить - не глядя хватая ту с привычного места.

Она и обращалась с ним почти как с сигаретой. Когда ей хотелось “покурить”, она заставляла Андрея открывать рот и брала в свой его язык. И гоняла и обсасывала его там как конфетку. Этим она могла заниматься бог знает сколько времени - пока ей не надоедало. Тогда она толкала Андрея обратно на диван и включала телевизор, тут же забывая о нём. Она ходила по комнате, ела, переодевалась, делала всё что угодно - не обращая на него никакого внимания. Иногда взгляд её случайно натыкался на него, как на какую-то тумбочку, и проносился мимо. Когда ей чего-то хотелось- снова “покурить”, но чуть по-другому, - она садилась к нему на диван, деловито вытягивала из его ширинки член, наскоро обрабатывала его ручкой, чтобы он принял стойку, и совала в себя - очередную сигарету. И неторопливо двигалась на нём, - (а ему казалось- двигая его в себе, как вибратор)- иногда подолгу- на час-два, замирая, захваченная каким-то любопытным местом на экране. А “выкурив” его, снималась с члена и засовывала стоящий орган обратно в штаны. Иногда она просто лежала на нём, как на подушке, прижав горячие сиски к его спине, снова глядя в телевизор или читая газету, или сидела, обнаженная, на его ягодицах и ёрзала на них, как на каком-то тренажёре.

Это тянулось столько времени и вспоминалось с таким странным ощущением наркотического бреда, что сейчас, когда “баба Света” коснулась его руки, Андрея затрясло и он чуть не отдёрнул руку - как от электрического удара, который нанесла ему вдруг Та Жизнь, замкнувшись в цепочке с этой. Но Андрей выдержал этот удар. Он постоял немного, собираясь с силами, и прямо взглянул в её глаза, И улыбнулся. “Баба Света” обрадовано ухмыльнулась, как хищница, Почувствовавшая, что на её приманку клюнули, но эта радость была поспешной. Его улыбка была совсем не той, что раньше - робко-заискивающей, выпрашивающей хоть что-нибудь от неё на милость. Она была уверенной и решительной - как и всё то, что он стал делать потом. Он не собирался повторять прошлых ошибок.

Через несколько часов, в течение которых он сводил её в ресторан, в парк и в порнозал, уклоняясь от её попыток потискаться, издевательски подсмеиваясь над ней, он настолько подчинил её Её же, страшно разгоревшемуся Желанию, что она уже не могла овладеть не им, ни собой. Она была полностью в его власти.

Ночью она лежала, руками и ногами привязанная между двух кроватей, провиснув, дёргающимся в экстазе и похоти, теле над полом и покорно ждала, что он ещё сделает с нею. Но он не спешил и её тело - в жутком, адском нетерпении, - плясало как змея, над ним, лежащим на полу. Он видел как трясутся над его грудью её большие холмы, иногда он - еле-еле, -щекотал их за соски и это сводило её с ума, вызывая целую волну корч и умоляющих стонов - она не могла уже этого выносить.

Силы её уже были на исходе, казалось, она выбивалась из собственного тела, пытаясь хоть какой-нибудь частью коснуться его груди. Ощутить что-то, что могло бы убить этот нестерпимо-щекочущий огонь, раздирающий всю её.

И когда сил совсем уже не осталось и она безвольно обмякла над ним, лишь изредка, словно в агонии, дёргая какой-то частью туловища, он быстро проник в неё снизу и нанёс несколько ударов членом. И тут же вынул его. Она забилась волнами, надрывно крича и словно задыхаясь от каждого толчка.

И после того как он убрал член, её тело все ещё плыло, колыхалось волнами - в безумном отчаянии и жалобе, что от него отняли самое дорогое, вынули самую важную его часть, без которой оно - ничто. Оно жутко тряслось - в безумной надежде, что отнятое вдруг появится где-нибудь снова. Глаза её были завязаны, она не видела ничего и только так могла пытаться найти и нанизаться на НЕГО. Она умоляла его об этом.

Но Андрей только смотрел на её тело- как оно постепенно утихало, снова обессиливая, и подёргивал слегка член. И только через час , когда оно остановилось, неподвижное, над ним, снова проник в дырку и ударил. ОДИН, только ОДИН раз. От этого единственного удара она взметнулась так словно её пи..да была приговорена к расстрелу и вот сейчас этот выстрел раздался - кто-то, направив в темноту её дыры дуло, нажал на курок. У неё началась истерика, она билась в смятении и плаче, кричала и взвизгивала, прося, умоляя о чем-то- уже сама не понимая о чём. Кровати, на которых она была подвешена, скрипели, не выдерживая жуткого ритма, в котором она бесновалась. Но Андрей был твёрд. И его изуверство продолжалось целую ночь - до самого утра. Лишь по одному удару он наносил в её дыру, и, хоть она ждала их, это всегда было для неё неожиданно - и просто убивало её, вводя её тело в пароксизмы страсти и в судороги. Это ожидание очередного проникновения было просто невыносимо. Каждя частичка её тела невыносимо зудела. Никогда в жизни она ещё не испытывала такой пытки.

Утром, когда она вышла из дома, она останавливалась на каждом шагу, потому что всё в её глазах мутнело, ноги подгибались, всё её тело, через равные промежутки времени, пробивала молниеносная, сводящая все её члены, боль. В остальное время её била крупная дрожь, было заметно как тряслись её руки и дёргалось лицо. Её дыра, переполненная огнём, в конце концов онемела как всё её горящее тело и только сосцы грудей жутко зудели и чесались, будто наполненные молоком, ей казалось, что из них выходят наружу какие-то выделения, по крайней мере, всё было липко там.

Но даже когда она добралась до первого же попавшегося ей бомжа и, обессилено повалившись перед ним, раздвинула ноги, открыв его взгляду чёрные трусики и он проник, сдёрнув те, между её мохнатых краёв в пещерку, она не ощутила совершенного ничего. Да, пиз..а настолько онемела, что не могла уже ничего почувствовать. А бомж в серых одёждах на фоне чёрно-плывущих туч всё вбивал и вбивал в неё огромнейший, похожий на страшный кол, на который нанизывали в старину людей, х..й. Начался ливень. Чёрная грязь с одежды бомжа потекла вниз на её тело, и он заталкивал её вместе со своим членом внутрь.. А она смотрела на всё это- известная “баба Света”, - и.. не понимала ничего.
0% 0 Голосов
Дата: 19/10/2010Тэги: Порно РассказыПросмотров: 248

  • НОВЫЕ РАССКАЗЫ

*Комментарий появится после одобрения модератором
    Добавление комментария



  • ПОПУЛЯРНОЕ ФОТО
  •  
  • Немного о сайте
  •