Авторизация ...
Имя пользователя :
Пароль :
Популярные Категории
Анал Красавицы Зрелые Домашнее Групповуха Лесбиянки Азиатки Сиськи Молодежь Мамочки Минет Попки Звезды Негры
  • Секс Рассказы

  •  
  • Шоссе на Юрмалу



Айвэн Уд

ШОССЕ НА ЮРМАЛУ

рассказ I Погожим воскресным утром в последней декаде июля, избавившись, наконец, от чемодана, я прочно уселся у окна в новеньком, цвета пустыни, “Икарусе”, который мощно понес пассажиров к Юрмале, на янтарное побережье Балтики. Всего полтора часа тому назад я выбрался из фирменного поезда “Латвия”, за ночь добравшись до Риги из Москвы.

Рига встретила солнечным прибоем привокзальной площади, милыми улочками и зеленым маревом парков, но отпуск есть отпуск - и вот я уже несусь в автобусе к морю. Есть удивительное удовольствие от езды в автобусе, если машина нова и комфортабельна, в салоне чисто и никто вас не теснит плечом, а пассажиров - как раз столько, сколько кресел.

В открытые фрамуги врывается теплая тугая прохлада июльского воздуха, а вы несетесь и несетесь… Долго ли вырваться из тесноты улички Ленина на простор площади Латышских Стрелков и влететь в распахнутое небо над мостом, что распластал свои пролеты над задумчивой Даугавой? Смерчем промчаться по скромным улочкам Задвинья? Взреветь дизелем на последнем правом повороте и рвануть отличной автострадой к морю, к морю?.. Промелькнули окраины Риги и шоссе плавной параболой углубилось в лес. Вдруг тяжелая машина сбавила бег, покачиваясь, съехала на обочину и замерла, слегка покосившись на правый бок. Я невольно оторвался от разглядывания пейзажей и взглянул вперед по салону, в направлении водительской кабины, пытаясь отгадать причину внезапной остановки…

Стройная молодая женщина 22-23 лет что-то говорила водителю в отодвинутое окошко кабины. Он, видимо, согласившись с ней, чего-то там у себя нажал и передняя дверь с шипением отворилась. Женщина, взяв небольшой баульчик, присовокупив к нему сумочку, медленно сошла на гравий обочины. Затем она, небрежно обронив вещи, прислонилась бессильно к столбу какого-то дорожного указателя. Автобус вздрогнул, взревел и вырулил на шоссе, набирая скорость. Я невольно оглянулся, пытаясь разглядеть за стеклом окна вышедшую женщину. Она быстро удалялась, но я заметил, как бессильно оперлась на дорожный указатель, запрокинув лицо к нещадно палящему солнцу.

– Остановите автобус! - крикнул я. - Ее нельзя бросать одну, у нее сердечный приступ!..

Меня внезапно озарило, что человек тот нуждается в помощи, тем более, что речь шла о хорошенькой женщине… Со стыдом думаю, что, возможно, окажись на ее месте дряхлая старушка, так не вызвать бы мне в себе такого порыва. В салоне загалдели по-латышски, какая-то дама постучала водителю, что-то сердито сказала ему на родном языке, и он опять затормозил.

– Кто среди вас врач?.- вновь овладел я инициативой. Молчание. Порывшись в портфеле, я разыскал патрончик о валидолом и спросил разноголосо кудахчащую публику, нет ли у кого лимонаду или чего-нибудь подобного, чтобы дать пострадавшей попить.

У моей соседки справа нашлась бутылка молока.

Еще через мгновение я, схватив портфель и бутылку с молоком, торопливо объяснял водителю, плохо понимавшему по-русски, что дальше ехать не буду, а останусь помочь потерпевшей. Он передернул плечами, тоже спрыгнул на гравий, открыл багажник под брюхом своей необъятной машины и отдал, мне тяжеленный чемодан отпускника. Не прошло и минуты, как автобус, обдав меня на прощанье вонючим дымом, тяжко рванул с места и, разгребая гравий обочины, уверенно пошел вперед, к морю.

Пока я тащился метров сто до столба, у которого сиротливо стояла незнакомка, прошла, казалось, вечность.

– Что о Вами?.. - тяжело дыша, спросил я, бросая на высоку траву чемодан. Тут же я вынул из портфеля патрончик с. валидолом и бутылку о молоком.

– Сердце… - едва проговорила женщина. Она почти не дышала, но ее. крупные груди прелестно белели в смелом вырезе синего летнего платья.

– Я помогу Вам, я врач… не стесняйтесь! - приказал я, расстегивая на теплой ее спине бюстгальтер. Слабо щелкнула застежка и обе сиси наполовину вывалились из ослабевшего после расстегивания “молнии” платья. Она благодарно взглянула на меня. – Теперь валидол…- продолжал я, показывая ей одну таблетку, которую затем заботливо положил в розовый рот. От молока она отказалась.

– Я сделаю Вам небольшой массаж сердца…- сказал я и, не ожидая согласия, залез пятерней под левую грудь и начал нежно массировать сначала в области сердца под грудью, а потом стал затрагивать и саму приятную округлость. Женщина задышала глубже и ровнее. Для удобства работы я заставил ее расслабиться и позволить снять, отстегнув плечики, голубой лифчик, который я положил себе в открытый портфель.

Я yжe более месяца не имел половой связи, и процедура врачевания доставляла мне неизъяснимое блаженство. Член мой встал на дыбы как норовистый конь и пытался вырваться на свободу из тесных брюк. Водители и пассажиры пролетавших мимо на бешеной скорости машин почему-то улыбались, но я так увлекся, что не замечал ничего вокруг.

В дальнейшем я обнаглел и вынул из выреза платья левую грудь почти целиком так, что показался темно-красный сосок. Я не выдержал, быстро наклонился и поцеловал сосок, слегка прикусив его зубами. Молодая женщина, наконец, совсем пришла в себя, поняла мой порыв, и густо покраснела, - не только лицом, но и грудьми. Розовое сияние залило ее очаровательные молочные железы, но она не подала виду, ничего мне не сказала, лишь слегка отвернулась от дороги в сторону леса. Еще через несколько мгновений сосок ее левой груди, которую я yжe в открытую тискал, нежил и ласкал, вздыбился тяжелым, как плод шелковицы, темно-малиновым бугром. Она отвечала мне на сексуальном языке!., Я был счастлив… - Как Вы себя чувствуете?.. – лукаво опросил я.

Просто замечательно!.. - ответила незнакомка с очаровательным латышским акцентом. Я осторожно опустил грудь в вырез платья.

– Сейчас же остановлю такси и отвезу Вас в Юрмалу, - храбро предложил я, сам удивляясь своей предприимчивости. Позади нас, метрах в ста, домики, аккуратные домики рижской окраины терялись в могучем лесу. На огромном дорожном табло ярко светились цифры разрешенной в тот час скорости - “110″…

– Нет, что Вы.!.. - мягко отбросила женщина мой вариант. - Теперь я уже вернусь домой, хотя здесь в десяти минутах ходьбы станция Бабите и добраться на электричке до Дзинтари, куда я ехала проведать дедушку, ничего не стоит…

– Что же нам делать?.. недоумевая, просил я. – Дайте мне одеть бюстгальтер и я буду готова обсудить, что нам делать дальше, - улыбнулась она.

– Нет, нет! - запротестовал я. - Это мой сувенир!..

– Ну, как хотите… - оказала она, по-девичьи поспешно поправляя прическу. - Здесь неподалеку дом бабушки. Она меня на лето оставила пожить, пока дедушка подрабатывает завхозом в дзинтарском пионерлагере. Если желаете, мы сейчас пойдем к бабуле и я Вас накормлю обедом…

Я не стал упираться. И мы пошли сначала немного назад по шоссе, затем перешли его и потащились вдоль односторонней улочки с непривычным названием - Бебербеку. С одной стороны ее сквозь зелень садов и всяких зарослей проглядывали ухоженные дачи, иной раз прекрасные двухэтажные коттеджи с розариями и малинниками, с другой - темнела высокая стена леса, начинавшегося прямо по правой стороне улицы, так что вершины сосен смыкались где-то высоко над головой. Под ногами шуршал песок, смешанный с прошлогодними листьями канадских кленов. Иногда попадались участки, засыпанные неровно гравием, как будто кто-то пытался ремонтировать дорогу.

– Улица Бебербеку, 42 …- вслух прочел я, когда Эльза щелкнула запором калитки. Она улыбнулась и приложила палец к губам. Я понял, что знакомить меня, 40-летнего болвана, с бабушкой внучка не собирается. Мы тихонечко вошли во двор дачи, поросший травой и благоухающими цветами. Две мощные сосны вознеслись высоко в небо. Дом, покрашенный в голубовато-зеленые тона, имел вторым этажом просторную мансарду. II …Войдя в дом, Эльза разулась, и я молча последовал ее примеру, тихо поставив свой громоздкий чемодан в углу веранды и прислонив к нему портфель. Эльза тут же убежала в комнаты и затарахтела с бабушкой по-латышски. Ей вторил радостный старушечий голос.

На первом этаже оказалось четыре довольно просторных комнаты, в одной из которых возлежала на пышных подушках парализованная бабушка Эльзы.

Эльза наконец наговорилась и вспомнила обо мне. Подбежала и, с милой улыбкой взяв за руку, молча повела на второй этаж в мансарду, куда вилась крутая деревянная лестница. – Располагайтесь вот здесь, - сказала хозяйка, вводя меня в одну .из двух комнат мансарды, где разместились широкая софа и старомодный дубовый шкаф.

Избавившись, наконец, от каторги тащить чемодан и портфель, я снял пиджак и, нырнув в прохладное глубокое кресло, стал, вытирая с лица пот носовым платком, изучать свою визави, присевшую по-птичьи на покрытую малиновым плюшевым покрывалом софу. Потом она уселась поудобнее, и софа тяжко скрипнула разработанными пружинами, глубоко принимая в себя попу Эльзы. В то же время край софы вздыбился так, что бедра поднялись и подол довольно короткого платья не мог скрыть белого треугольничка трусиков, то и дело показывавшегося между ядреных ног молодой женщины. Улыбаясь, я машинально отметил про себя, что в самом интересном месте этого треугольничка сквозь тонкий трикотаж темнела роща вероятно густых и упругих волос.

– Вы впервые в Латвии?.. - спросила, смеясь, Эльза. - Теперь Вы у меня в плену, и я Вас так просто не отпущу!..

– Что же делать, я сдаюсь в плен осознанно и с удовольствием… - ответил я и продолжал, - Меня, Эльза, зовут Михаилом, я предлагаю перейти на “’ты”…

– Конечно, конечно, Мишель, будем как давние знакомые. Спасибо тебе, что выручил на шоссе. Ты врач?.. Я правильно поняла?

– Да, я занимаюсь медициной, я научный работник и область
0% 0 Голосов
Дата: 28/10/2010Тэги: Порно РассказыПросмотров: 290

  • НОВЫЕ РАССКАЗЫ

*Комментарий появится после одобрения модератором
    Добавление комментария



  • ПОПУЛЯРНОЕ ФОТО
  •  
  • Немного о сайте
  •