Авторизация ...
Имя пользователя :
Пароль :
Популярные Категории
Анал Красавицы Зрелые Домашнее Групповуха Лесбиянки Азиатки Сиськи Молодежь Мамочки Минет Попки Звезды Негры
Порно онлайн туб » Порно Рассказы » Исправительная школа
  • Секс Рассказы

  •  
  • Исправительная школа



День начался с большой неприятности. Старшая учительница нашей воспитательной школы подняла меня и поставила по центру класса:
- Сегодня, Егорова, твоим воспитанием займется сам директор. Я уже доложила ему о твоем вызывающем поведении. Он был взбешен и сказал, что неисправимых девочек не бывает, есть только те, которых мало пороли. И высказал желание взяться за тебя всерьез. В 16.00 ты должна быть у него в кабинете. Только не опаздывай. И не забудь захватить с собой свою плеточку.
”Да, Катька, не повезло тебе”, “Покажешь вечером задницу”, “Я думаю, что одной плеткой дело не обойдется”, “Конечно, как минимум, розги пойдут в дело, а то и трость”, - “утешали” меня на переменках одноклассницы.
Ровно в четыре часа с дурацкой черной плеткой в руках я постучала в приемную. В очереди к директору стояли две наши воспитательницы и еще один незнакомый мне человек.
- Куда? - сурово остановила меня секретарша.
- К директору.
- Зачем?
- Мне велели: Он велел: он хочет, - слова застряли у меня в горле.
- Ты что, говорить по-человечески не умеешь? - противная секретарша не имела ни капли сострадания.
- Я : на порку, - еле выдавила из себя.
- Ах, вот в чем дело, - хозяйка приемной саркастически улыбнулась. Будто она и вправду не понимала куда я и зачем, не понимала, для чего я держу в руках плетку. - Как фамилия?
Она подняла телефонную трубку: “Игорь Васильевич, к вам Екатерина Егорова. Желает получить наказание. Хорошо, я поняла”. И обернулась ко мне: “Снимай юбку, трусы и давай их сюда. Чтобы не убежала. Становись в угол и жди. Здесь люди решают более важные вопросы, чем надрать какую-то глупую задницу”.
Полуобнаженная, под внимательными взглядами чужих людей я вся вжалась в угол, стараясь быть менее заметной. Ужас, до чего стыдно! Совершенно не желая этого, я стала центром внимания.
- Да уж, если сам директор будет заниматься, значит, отбилась-таки девка от рук, - заметила одна из воспитательниц.
- Ну ничего, попа большая, можно воспитывать, - вторила ей коллега.
- А что это за синяки на ягодицах и бедрах? - вступил в разговор мужчина.
- Наверное, ремнем пороли, - тоном профессионала заметила одна из воспитательниц. - Дней пять назад. У нас ремень получают за плохое поведение: может, в спальне шумела или на урок опоздала.
Со мной они даже не общались, относились как к существу неодушевленному. Нестерпимо медленно тянулись минуты. Я переминалась с ноги на ногу, теребя в руках плетку, и ждала. И от наступления неизбежного чувствовала легкую тошноту. Нет, правду говорят, что ожидание порки - хуже самой порки. Хотя и порка тоже не сахар.
Зажужжал селектор: “Кто еще в приемной?”
- Василий Игнатьевич из котельной и эта, Егорова, скучает.
- Чтобы не скучала, всыпь ей десяток. На своем столе. Плетку она принесла?
- Принесла, Игорь Васильевич. Хорошо, Игорь Васильевич.
Секретаршу звали Леной. Это была стройная, вечно недовольная девушка лет 25-30, которая с большим злорадством относилась к мучением девушек в этом кабинете. И чем красивее была девушка, тем большее злорадство испытывала Лена. Егорова с ее невысокого роста, но очень женственным, округлым телом, детской, наивной мордашкой относилась именно этому типу.
- Слышала, что сказано? А ну-ка облокотись на стол и дай свою плетку!
Лена обычно водила девушек на порку. Почему-то держа их за ухо. Но чтобы она сама кого-то драла, я не слышала. Однако делать нечего, приказы директора не обсуждаются.
- Руки вперед, обхвати стол! - эта паршивая секретарша секла больнее, чем некоторые воспитательницы, с оттяжкой. За что, что я дергала ногами, получила от нее несколько раз по пяткам.
- Мне можно идти? - спросила я после экзекуции, потирая руками поротую задницу.
- Куда идти? - удивилась Лена. - А к директору на воспитательную беседу я пойду, что ли?
И опять ожидание в углу. Только плетка уже лежала на столе, а руки мне приказали держать над головой. Лена в отсутствии посетителей красила губы.
- Пусть зайдет, - опять подал голос селектор.
Я представилась, как положено: “Егорова Екатерина, 16 лет, три месяца в исправительной школе, нарушила режим, была наказана в приемной”.
- В приемной было не наказание, а прелюдия, - шеф сидел за большим дубовым столом. - Учишься хорошо, знаешь, что означает слово прелюдия? Твоя плетка никуда не годится. А вот сейчас ты почувствуешь, что такое настоящее наказание. Подай мне вот эту красивую длинную розгу. И хорошо наклони ту часть тела, для которой она создана.
Драли меня в положении стоя. Я низко наклонилась и взялась руками ниже коленок. Сама, без напоминания. Шеф даже не стал делать замечаний, а сразу начал пороть. Специфический свист розги переходил в жуткую боль. Казалось, что розга разрывает кожу на части (конечно, это впечатление было обманчивым и я это знала: в школе до крови не секли никогда, только до образования четких и ярких полосок).
- Стой спокойно, Егорова, а то прыгаешь, как заяц, - несколько раз одергивал меня Игорь Васильевич, продолжая наносить удары. - Стой и думай о своем поведении.
Это означало, что порку я переношу хорошо. Вот если бы я осмелилась изменить позу, уклониться от ударов или упаси Боже закрыть зад руками, за это по школьным правилам мне могли назначить такое дополнительное наказание! И подумать страшно! Поэтому, превозмогая боль, я старательно подставляла свой бедный задик под новые удары, выпячивая попу как можно сильнее.
То, что меня перестали наказывать, я поняла, когда палец директора прошелся по моей щелке. Вниз-вверх, вниз-вверх, потом немного внутрь, пока не уперся в целку. Было очень непривычно чувствовать в себе палец, к тому же помимо твоей воли, к тому же практически незнакомого мужчины. “Стой смирно, Егорова, это осмотр”, - приструнил меня Игорь Васильевич, когда я начала слишком активно двигать тазом.
Еще девки из класса говорили, что у меня там все очень видно, когда меня наклоняют. Больше, чем у других. Девки всегда хихикают, когда во время общего наказания наблюдают, как у меня влажнеют и набухают губки. Я знаю, что это стыдно, но ничего поделать не могу. Когда сечет женщина-воспитательница еще ничего, а вот когда приходится наклоняться перед мужчиной и он заходит сзади, я ничего не могу с собой поделать. Валька, длинная и худая, как доска, говорит, что я блядь. А я отвечаю, что, в отличие от некоторых, еще целка.
Игорь Васильевич вытер влажный палец об мои бедра и зашел спереди, упершись брюками в лицо. Я почувствовала, что там что-то шевелится и отвернула голову.
- Стань на колени, - велел шеф. - Егорова, ты разве не знаешь, что надо делать в такой ситуации?
Я знала, что некоторых наших девочек карают не только поркой. Иногда воспитатели уводили особо непослушных в свои кабинеты и оттуда девки выходили …
раскрасневшиеся и не очень твердой походкой. Что такое секс, я имела очень смутное представление. Зато часто слышала, как девки говорили в спальне “сосать”, “взять в рот”, “оттрахать”, а тихоню Ирку все время дразнили, что ее “возьмут в три дырки”.
Директор расстегнул свои брюки и я впервые в жизни увидела мужской член. Большой, толстый, красный, он вызывал одновременно и страх, и отвращение, и притягивал мой взгляд. Шеф развалился в своем кожаном кресле: “Ползи сюда, Егорова, будешь его целовать”.
”Значит, мне будут давать в рот”, - внезапно поняла я. Мне сразу же захотелось убежать. Но в приемной сидела мымра Лена, в кабинете сердитый директор, а на столе возле него лежала ужасная, секучая розга. Убегать было некуда, и я засеменила к шефу. Он по-хозяйски взял меня рукой за затылок и сказал: “Давай! И старайся!”.
Я действительно старалась, выполняла все его команды: облизывала его большие отвисшие яйца, проводила язычком по стволу, а потом круговые движения по головке, брала за щеку, сосала, как леденец и даже пыталась взять глубок, до горла. Необходимый ему ритм шеф задавал, держа меня за уши, словно какую-нибудь собачонку. Когда предмет его гордости внезапно напрягся, а директор начал часто дышать, он резко оттолкнул меня: “Даже не ожидал, Егорова, что ты такая способная. На вид ведь дура дурой. Теперь бегом на диванчик и раздвинь пошире ножки”.
Я не захотела. Во-первых, было обидно за “дуру”, я ведь так старалась! Во-вторых, не хотелось, чтобы мне пробили целку. Я ею дорожила! Увидев, что я отрицательно замотала головой, шеф взял в руки розгу: “25 горячих за непослушание!”. Теперь меня перегнули через спинку кресла и выдрали очень основательно. Затем велели вытереть слезы и опять подтолкнули к дивану. Я в ужасе отпрянула.
- Как хочешь, -
0% 0 Голосов
Дата: 31/10/2010Тэги: Порно РассказыПросмотров: 280

  • НОВЫЕ РАССКАЗЫ

*Комментарий появится после одобрения модератором
    Добавление комментария



  • ПОПУЛЯРНОЕ ФОТО
  •  
  • Немного о сайте
  •