Авторизация ...
Имя пользователя :
Пароль :
Популярные Категории
Анал Красавицы Зрелые Домашнее Групповуха Лесбиянки Азиатки Сиськи Молодежь Мамочки Минет Попки Звезды Негры
Порно онлайн туб » Порно Рассказы » Кто сказал, чтобы матросам ебли не давать?
  • Секс Рассказы

  •  
  • Кто сказал, чтобы матросам ебли не давать?



 Когда я сменился с вахты, склянки пробили полночь. Рулевой Суходреев, заступая на вахту, позевывал и чесал в паху.
     - Ебаться хочется! - ныл он, расписываясь в вахтенном журнале. - Как медведю бороться.
     Шли седьмые сутки, как мы прошли Гибралтар, а до дома...
     Что тут говорить. Я прекрасно понимал Суходреева. У самого
дымяк был полный. Но кэп Чулков был непоколебим. В одиночку на берег -
ни-ни. Короче, капут.
     Раньше с нами ходила коком Тонька-повариха да врач
медицинской службы Толубеева. Но не все вечно под луной. Толубеева
выскочила замуж и приписалась к портовой поликлинике. За версту обходит
нас на суше, не дает вбить якоря. А Тоньку списали за растление
экипажа. Правда, корабельный врач Пастухов заставляет кока по прозвищу
Рыло подсыпать какую-то гадость в компот, чтоб сбить стояк с экипажа,
но эту дрянь никто, кроме юнги Засыйченко, не пьет, ученые малость.
     Я завалился в кубрик, который делил с радистом Чачько. Васька
наяривал на гитаре, развалясь на шконке. Он завывал про баб и пароходы.
     - Кончай скулить! - зло процедил я сквозь зубы.
     - Ты чего, Санек! - обиделся Васька. - И так тоска смертная...
     - Башка болит и хуй дымит! - Я развалился на своей шконке. - Тоньку бы сюда!
     - Размечтался!
     Я отвернулся и закрыл глаза. Тонька и Ирка Толубеева. Во всей
красе: одна раком, другая с эполетами. Благодать. Когда я ставил Ирку
раком и всаживал ей по самые что надо, она выла точно портовая сирена.
     ...Васька обиженно сопел и чем-то шуршал. Я попытался уснуть,
но вдруг почувствовал, что кто-то гладит меня по жопе. Я охуел и резко
вскочил, пытаясь наотмашь врезать Ваське по наглой харе, но кулак
уперся во что-то мягкое и упругое.
     - Нехорошо, товарищ второй помощник, девушек забижать!
     Передо мной маячила морда резиновой бабы с распахнутым ртом и красным лазом пизды. Васька ухмылялся.
     - Правда, на Тоньку похожа? - Васька одарил меня дружеской улыбкой.
     Я молчал, не веря глазам.
     - А ты чего подумал? У нее и жопа есть...
     Васька наклонил девицу и ткнул пальцем в зияющий анус.
     - Васька, мазут приторный! Откуда?
     - Места надо знать. Васька хоть и мазут, но знает, как уходить незаметно. Ну чего, по стопке - и полный вперед?
     Я торопливо вытащил початый шкалик водки и стопари.
     - Ну... Кто сказал, чтобы матросам ебли не давать!
     Мы вдарили. Водка хорошо согревала, наполняя жилы теплом, а
хуй силою. Недолго думая, мы расписали Вичку (тут же придумав кукле
имя). Васька гнал в анус, а я табанил в рот.
     Девка оказалась с присвистом. Маленький моторчик приводил
нужные места в сладостные движения, от нескольких небольших батареек,
которые предусмотрительный Васька прикупил в неограниченном количестве.
Жилы вытягивались. Застоявшаяся молодая кровь бурлила, нагнетая в
кингстоны неумолимое и неизбежное. Сперма вырабатывалась с удвоенной
энергией, в спермоперегонных аппаратах. Из двух пар мужских яиц валил
настоящий пар. И вот, стиснув зубы и постанывая, мы влили в Вику,
застоялый запас наших танкеров.
     Мы свалились лишь под утро, обспускав Вичку с ног до головы, усталые, но счастливые.
     Теперь наша жизнь с Васькой на корабле изменилась. Мы
пользовали ее вместе, а то и попеременно, когда случались вахты. Мы
очень полюбили нашу девочку. Холили и ухаживали за ней.
     Через неделю по команде поползли слухи.
     И как-то вечером на пороге нашего кубрика замаячила рыжая
морда моториста Жвахи. Он по-свойски прошел в кубрик и выкатил
поллитровку. Мы насторожились.
     - Ну чего, по маленькой? - разлив в стаканы, вздернулся Жваха. - Как говорится, не в последний раз.
     Он залпом опрокинул стопарь.
     Мы с Васькой переглянулись - не к добру.
     Когда уполовинились, Жваха, покраснев от натуги, процедил, вываливая из кармана чеки.
     - Слышь, братва, нам бы в кубрик, ну хоть на часок... Ну что
вам стоит. Мы с Мишкой (он имел в виду второго моториста Болтова), ну
эта... отслужим... отработаем. Ну хоть по паре палок. А то яйца сводит.
     - Да ты чего, Колян? Рехнулся, что ли? - засопел,
предчувствуя недоброе, Васька. - Мы что ж, по-твоему, жопу, что ли, вам
подставим. Иди вон вправь в иллюминатор. Мазут!
  - Ну, пацаны, - заныл Колька Жваха, - ну дайте бабу резиновую, хоть на часок...
     Тут в кубрик просунулась рожа Мишки Болтова и палубного матроса Митьки Перетокина.
     - Не дают! - загундосил Жваха.
     Парни ввалились в кубрик, выкатили еще поллитровку и пару
банок тушенки. Перетокин от себя добавил пару шерстяных носков и две
пачки .
     - Вы, мазуты, совсем обалдели? - завелся Васька. - Совсем охуемши! Какую бабу?
     - Ну эту, как ее... резиновую. Ну, для ебли, - задыхаясь и
краснея, промычал Перетокин. - Мы же своя команда, не первый год ходим.
Ты слышь, Санек, я ж за тебя всегда... - И он напряг могучие кулаки.
     Что я мог ответить? Митька и вправду был дружбан до гроба. Мы
вместе с ним начинали. И никто не виноват, что я дослужился до второго
помощника. А он так и байдается палубщиком. Я посмотрел на Ваську.
     - Эх! - Васька махнул рукой. Он вытащил из рундука Вичку.
     - Но только чтоб...
     - Понял, зема!
     Жизнь у резиновой Вички теперь потекла в новом русле. На
следующий вечер мы составили впятером график ее вахт. Все были очень
счастливы.
     Но через пару вахт подкатились старший механик Комков, еще один палубник - Гордеев и второй моторист Снегирев.
     Все повторилось. Наша бравая пятерка была взята на абордаж: бутылка мартини, пара носовых платков и тесак для рубки рыбы.
     Через несколько дней Вичку драл уже весь плавсостав, исключая
высшие эшелоны корабельной власти. Даже юнге Засыйченко не смогли
отказать, так как эта медуза пообещала в противном случае настучать
боцману. Засыйченко ходил у него в любимчиках.
     Еще через день к нам явилась морда корабельного кока Рыло.
     Мы уже давно стали замечать, что жирный осьминог нам
приветливо улыбался из камбуза и отваливал лучшие порции. Он и сейчас
стоял не с пустыми руками. Галеты, шпроты, крабы, три поллитровки, блок
сигарет и даже ликер. Вичка приносила нам немалый доход. Вся команда
пыталась нас ублажить.
     Вслед за коком к нам на огонек заглянул и сам корабельный
врач Пастухов. Славик выкатил бутыль спирта и попросил внести его в
список, обещая не подливать в компот брома и суля освобождения от вахт.
На том и порешили.
     Вечером того же дня на пороге кубрика собственной персоной
стоял боцман Ерин. Мы с Васькой невольно сжались. Боцмана побаивался
весь экипаж, включая кэпа и всесильного Власюка. Эта здоровенная махина
с кулаками с пивную кружку и с животом в виде бочки внушала огромное
уважение.
     Ерин сел, крякнул и без всяких предисловий начал:
     - Ну, воблы, вы это... того... Ебеныть! Мне, ебаный карась...
того... Ебеныть! Мол, давай... - выдохнул из огромных легких Ерин.
     - Ты чего, батя? - пролепетал я.
     - Ты того... Санька, не балуй... Ебеныть! - И Ерин грохнул кулаком по шконке.
     - Понял, батя! Васька давай бабу!
     Ваське не нужно было ничего повторять. Через мгновение он уже стоял в дверях, сжимая в руках Вичку.
     - Вот, Ерофеич!
     Ерин сграбастал волосатой пятерней Вичку и, сунув ее под мышку, медленно и гордо покинул отсек.
     - Ну все, пиздец! Сто якорей нам в сраку, - схватился руками за башку Васька. - Теперь точно погорим.
     - Ты че, карась! Батя свой мужик.
     - Свой не свой, а Засыйченко, краба сраного, я точно придушу.
     Полночи мы с Васькой придумывали пытки вонючему юнге.
     Но вдруг дверь распахнулась и в кубрик ввалился Ерин с Викой
подмышкой. Молча выкатил пузырь первача и банку соленых огурчиков,
которые якобы ему давала с собой в переход супруга Глаша.
     Он сам наполнил стаканы и умиленно осклабился:
     - Ну, сынки, чтоб не в последний...
     Прикусив стакан здоровенной пастью, Ерин влил содержимое в
свою луженую глотку, затем хрустнул огурчиком, обнял нас с Васькой и
смачно выматерился:
     - Эх, ебитская сила! Чтоб всех медуз раком! Ну, сынки! Ублажили старика! Как с Глашей оторвался.
     - На здоровье, батя!
     - Ерин, ебеныть, добро помнит! - Он налил по новой и поднял
вверх волосатый палец, похожий на сардельку. - Ерин, ебеныть... - он
заглотил содержимое, - ну прям с Глашей... А ну давай, сынки, по новой
и чтоб, ебеныть, не в последний...
     Мы дружно вдарили по новой.
     ...Так бежали дни за днями. Но вот и этой череде настал конец.
     Как-то под вечер к нам заглянул стар-
     пом Лужин, за его спиной маячила рожа всесильного Власюка.
     Лужин, не говоря ни слова, раскрыл рундук, в котором покоилась
уставшая от трудов праведных Вичка, улыбнулся тонкими губами и,
заграбастав корабельную реликвию, удалился прочь.
     ...А через неделю ударил гром. Мы уже были на подходе к
Ленинграду, когда в медпункте белые как мел кэп Чулков и всесильный
Власюк, брызгая слюной, поносили на чем свет стоит весь экипаж.
     Свободные от вахт матросы стояли в молчаливой очереди с
угрюмыми лицами. В тесноте медицинской каюты маячил Славик с гневной
мордой и шприцем наперевес, а напротив него выкатил белесую сраку
Лужин.
     Завидев нас с Васькой, кэп заорал:
     - Скоты, крабы, медузы конченые! Мало того что устроили на
корабле притон, но это... это... - Голос кэпа сорвался на высокой ноте.
- Лужин, а ну покажи!
     Старпом разогнулся и сдавил свой конец. Он был красный, как светофор. С конца капало что-то нехорошее.
     - Это что, я вас спрашиваю! Боже, как я Маше покажусь! А ты
Пастухов куда смотрел? А ну все штаны долой. Все, я сказал! Кто заразил
команду триппером? И это же надо от кого - от резиновой куклы!
     Мы с Васькой прыснули.
     - Смешно?! - Кэп от такой наглости даже поперхнулся. - А ну показывай концы, гады!
     Мы передернули залупы - хоть бы что.
     - Так это... товарищ капитан... - проговорил Васька, - мы же того... с буденовками!
     - С какими буденовками?
     - Ну, это... с презервативом!
     Чулков взвыл и медленно стал оседать...
     Фу, пронесло! Хотя ребят было жалко, но и гондонов у нас было в обрез - только мне и Ваське!
     Мы с Васькой еще раз переглянулись и хохотнули. И в тот же миг
челюсти наши отпали, а в груди очень нехорошо похолодело. В проеме
показался огромный, угрюмый и красный как рак Ерин. Он сжимал пудовые
кулаки.
     ...Там на берегу, ебеныть, его ждала верная Глаша...
0% 0 Голосов
Дата: 2/05/2011Тэги: Порно РассказыПросмотров: 399

  • НОВЫЕ РАССКАЗЫ

*Комментарий появится после одобрения модератором
    Добавление комментария



  • ПОПУЛЯРНОЕ ФОТО
  •  
  • Немного о сайте
  •