Авторизация ...
Имя пользователя :
Пароль :
Популярные Категории
Анал Красавицы Зрелые Домашнее Групповуха Лесбиянки Азиатки Сиськи Молодежь Мамочки Минет Попки Звезды Негры
Порно онлайн туб » Порно Рассказы » Мынит, однако, получился
  • Секс Рассказы

  •  
  • Мынит, однако, получился



- Вадька, я же знаю: ты всю жизнь с коровой мечтал переспать! А там, в тайге, где я год назад шаманила, есть шанс... Поехали?
     Машка-стерва меня уговаривала целый месяц.
     - А ульчи - какие они ласковые! А юкагиры!.. Ты знаешь, я их
всех от алкоголизма вылечила. Только один не поддался, помер, - их
прежний шаман... Вадик, решайся!
     Так я оказался в этих местах. В дом на постой определила меня
Машка и сама исчезла. Девушки-хозяйки пока не было видно, зато корова
оказалась близко...
     Корова стояла большая и пестрая. А я даже не знал, как
назвать ее масть. Верх у нее был коричневый, а низ - грязно-белый, и
там, в самом низу, розовели, точно колбасы, огромные трубчатые сосцы.
     Я прикоснулся к ней, ласково отогнал слепня...
     За моей спиной раздались шаги. Я обернулся и тут увидел девушку, или женщину, юкагирской наружности.
     Наморщив низкий желтенький лобик, стянутый ремешком, на
котором болтались фигурки каких-то духов, она глядела на меня в обе
щелки, как из дота. В черных жгучих глазах не было доброты.
     Вошка проползла в прямом проборе ее волос.
     - Ступай ужинать, однако, - сказала девушка.
     Горница, куда я вошел, была чиста, странна и залита красным
закатным светом. В красном углу на комоде, среди фотографий, темнела
икона, но не православная.
     И показалось: было в том лике что-то от Машки, правда!
     "Дождался! - подумал я. - Накаркала мне Машка радостей..."
     Вскоре явилась хозяйка-юкагирка, и мы сели за стол.
     - Как тебя зовут? - спросил я.
     - Нанюка Ленки, - и добавила вдруг, - Можно просто Анютой.
     - А меня Вадимом...
     После ужина Анюта принесла тлеющую ветку багульника и овеяла
ею все помещение, особенно хорошо она потрудилась над огромной
металлической кроватью.
     Затем она велела мне раздеваться.
     Я быстро все снял до трусов и юркнул под одеяло. Потом она приказала мне отвернуться, разделась сама и легла рядом.
     Она была горяча и жестка, точно щепка, нагревшаяся на солнце.
     И тут я вспомнил слова Машки про запах...
     Минуты две лежали мы неподвижно. Потом Нюта пребольно толкнула меня жесткой ляжкой.
     - Нюта, помоемся, может быть?
     Нюта помолчала, потом вздохнула, отбросила одеяло и полезла вниз, к моему пупку...
     Я был потрясен такой искушенностью юкагирки! Но она оказалась
и впрямь искусницей. Потом Нютка села на меня, и я жарко молился, что
бы мой пест выдержал этот жесткий, требовательный напор.
     Когда я с криком кончил, Нюта сползла на живот мне и стала с интересом изучать мое довольно хлипкое тело.
     - Белый, - проговорила она, наконец. - Красивый...
     Потом подумала и погладила мои бедра:
     - Гладкий!..
     - Нюта, откуда ты знаешь это? - спросил я, стараясь хоть как-то отвлечь ее от этого, показавшегося мне зловещим, изучения.
     - В интернате. Воспиталка Вера Харитонна в спальню с солдатами
приходила. Говорила, всяка женщина должна это знать. Зовут мынит,
однако...
     Ее слова возбудили меня. Я всунул ей меж широко расставленных косолапых ног.
     Я колобродил в ней, как молотком в балалайке.
     - Я знаю, ты больной, - сказала она после. - Белый, гладкий. Больной, однако.
     Назавтра она разбудила меня на заре:
     - Завтрак, однако. Буренку надо выгнать пасти.
     С утра она была какая-то безучастно-деловитая.
     Я позавтракал вчерашней картошкой, взял Буренку за веревку на шее и вытянул ее за ворота.
     Утро было чудесное, мглистое. Сосны над нами скрипели, отовсюду поднимался бодрящий туман.
     Корова сама трусила вдоль плетня на веселый лужок за околицей.
     Лужок окружен был кустами. Кусты сомкнулись за нами. И здесь,
среди яркого разнотравья, я вдруг погладил коровушку по теплому боку.
Потом приподнял хвост. Она мукнула и попыталась вырваться. Я стал
осторожнее: за хвост не брался, а только гладил вокруг него пегий круп.
     Наконец изловчившись, я сунул руку во что-то могуче жаркое,
скользкое, сразу засасывающее, как поцелуй. Я сладострастно
зажмурился...
     Когда же я вынул руку, она по локоть была
зеленовато-коричневая, как из бронзы. Я шалел от утробного запаха,
очарованию моему не было конца.
     - Шибко, шибко больной, однако! - вдруг услышал я за спиной. - Шамана звать надо...
Я стоял с глупо вытянутой волшебно-бронзовою рукой.
     Что я мог возразить дикарке?
     Вечером, после ужина, в дверь властно постучали. Нютка
метнулась открыть. То, что вошло, нагибаясь, в горницу, потрясло меня
своим странным и страшным видом.
     Передо мной стоял рослый мужик лет тридцати, конопатый,
мордатый, русый. На красной роже его чернели полосы, нанесенные, видно,
сажей, продольные и косые. Пегие растрепанные волосы покрывал косматый
треух со стеклянным шаром на самой маковке. Рыжий бабий халат
топорщился на камуфляжном комбинезоне, а на ногах гремели короткие
десантные сапоги. Под мышкой его торчал желтый, как дыня, большой
бубен.
     Я понял: передо мной шаман!
     - Вот, корову ебет, однако! - пожаловалась Нюта, робко тыча в меня деревянным своим кулачком. - Не иначе - духи...
     - Духи... - глухо, как эхо, повторил шаман. И тотчас сообразил, собрался. - Вот что, милая! Камлать нам у тебя придется!
     И добавил внезапно, но от души:
     - Хрен моржовый!..
     Он приказал Нютке приготовить меня для камлания.
     Первым делом девка приволокла трехлитровую банку мутного
самогона. Сначала выпил шаман, потом дали мне. Затем меня, - размякшего
и доброго, - повалили на лавку и крепко-накрепко привязали. Правда,
руки мои выпростали из-под веревок, и я сучил ими мелко, как
земноводное, вылезшее на берег. Нютка взяла с комода икону и положила
ее мне на лицо. Сквозь дырки в ее зрачках я увидел избушку веселой,
преображенной.
     - А-га-га-га! - утробно завыл шаман. Нютка же выпростала его
шаманское достоинство из штанов и склонилась над ним, покачиваясь
ритмично.
     - И-эх, дубинушка, ухнем! - взревел наконец шаман и ударил пунцовой своей дубиной в бубен.
     - Ти-ти-ти-ти-ти! - завизжала, заголосила Нютка и сорвала с себя телогрейку. Стало вонять, но я тотчас забыл об этом.
     Вся изгибаясь, Нютка понеслась за шаманом, а тот,
эрегированный ужасно, топая сапожищами, то валял вприсядку, то мчался
вдоль стен, кидая на землю лавки.
     "Господи! - пронеслось в зачумленной моей голове. - Не зарезали бы..."
     Нютка схватила шамана за достоинство и заматерилась до того неприлично, что я обмер.
     - Ну ты потише, девка! - осадил ее смущенно шаман. - Мы ж не в армии, е-мое...
     И он деловито вогнал ей по самые помидоры.
     Нютка визжала и трепыхалась, пыталась вертеться и вдруг стала
стонать утробно, отбивая такт головенкой о притолоку: шаман держал ее
на руках, точно маленькую мартышку.
     Потом он сорвал ее с себя, раскрутил и насадил затем на
стеклянный шар, венчавший его треух. Нютка хлопнулась затылком о
потолок и сомлела: сознание потеряла.
     Шаман растерянно спустил на ее лицо. И покуда она приходила в себя - отфыркивалась, чесалась, - пояснил мне:
     - Сам видишь: я ж русский, как и ты, человек! Не умею камлать-то чисто.
     - А зачем ты здесь?
     - А ты зачем?
     - Что мне, в Москве на балконе корову, что ли, держать? - удивился я.
     - Корову - это ладно! - возразил шаман. - А я вот по трупам специалист. Меня, как и тебя, Машка сюда привезла...
     - Ну и как? Много трупов ты здесь нашел?
     - Да исправился я, чего ж? Климат здесь, вишь, суровый. В
Чечне-то теплее было. А я теперь на Нютке раз в месяц отрабатываю
приемы.
     - А что так редко?
     - Остальным бабам тоже надо! Слушай, парень, кончай ты с
коровой это нехорошее свое баловство с животным! Иди лучше ко мне в
помощники! А то местные все по лагерям уж сидят или спились вчистую.
     - Почему мы, русские, всегда и за все в ответе? - проворчал я.
     - Понимаешь, кончал я, только когда стрелял, - стал
откровенничать шаман. - Привык... военный я человек потому что. И тут
эта девчонка в жизни мне подвернулась, Машка, значит. Сюда привезла.
     - Ты что же, и с Машкой спал?
     - С ней с первой и случилось у меня, чтобы без выстрела,
по-людски... Так уж она хорошо постаралась!.. Я таких баб не видал еще.
А потом, как надоел я ей, она меня шаманом сделала здесь по знакомству.
     Он помолчал и спросил:
     - Ну ты как, на корову уже не хочешь?
     Я отрицательно мотнул головой.
     Нютка вдруг быстро вскочила и подбежала ко мне.
     От ее запаха я раскрыл рот.
     - Видишь, сильнее, чем у коровы, - пояснил шаман. - Решайся!
     Пизда Нютки, алая, косматая, какая-то рваная, нависла над самым моим лицом.
     И, уже теряя сознание, я подумал, что нужно попробовать в жизни все.
     Мало ли... пригодится!
0% 0 Голосов
Дата: 7/05/2011Тэги: Порно РассказыПросмотров: 379

  • НОВЫЕ РАССКАЗЫ

*Комментарий появится после одобрения модератором
    Добавление комментария



  • ПОПУЛЯРНОЕ ФОТО
  •  
  • Немного о сайте
  •