Авторизация ...
Имя пользователя :
Пароль :
Популярные Категории
Анал Красавицы Зрелые Домашнее Групповуха Лесбиянки Азиатки Сиськи Молодежь Мамочки Минет Попки Звезды Негры
Порно онлайн туб » Порно Рассказы » Повесть о Вилли. Часть 2
  • Секс Рассказы

  •  
  • Повесть о Вилли. Часть 2



Я отвязал Вилли и заставил его перевернуться на спину. Ну это сила: петушок у него рос каждый день и был всегда на пределе! Я стал дразнить Вилли, замахиваясь ремешком, но не прикасаясь к нему. Тогда он сказал:

- Сейчас вы накажете меня по-настоящему.

– Сколько раз я должен тебя стегнуть?Вилли секунду подумал.

- Я уже придумал летом, - сказал он. Всего 30 раз: 15 вверху и 15 внизу.

Я подумал про себя, что он просто с ума сошёл, да мне то что?

- Ну, считай. И началась такая приятная порка! В верхней части вообще можно было не сдерживаться: мальчишка обязан терпеть. Но Вилли, видать, готовился уже к следущему этапу, поэтому он ахал, охал и мычал изрядно. Я решил, что из пятнадцати «нижних» ударов по пять придётся на каждую ногу и ещё пять – посередине. Ляжки у Вилли хорошо порозовели! Конечно, между ног я его шлёпал чисто символически, но сказал, что это на первый раз. А Вилли: - Завтра вы не будете меня жалеть.

За чаем мы вдруг вспомнили, что даже не обращаем внимания на количество ошибок в диктанте. Это – само по себе, а теперь у нас просто по расписанию два урока! Вдруг Вилли спрашивает, есть ли у меня бельевые прищепки. Я говорю, что нет, у нас сушилка. Он хватается за голову: у них тоже нет, но рядом со школой есть магазин, где можно купить. Я даю Вилли денежки, и мы прощаемся до завтрашнего дня.
Вилли купил н а и л у ч ш и е прищепки: деревянные! Ими даже палец больно зажимать, не говоря уж об остальном. После холода и ремня я спрашиваю Вилли, к у д а будем привешивать прищепки.

– Куда получится. Получилось к животу три штуки и ещё четыре на ляжки. Чем дольше они держались, тем сильнее нарастала боль. Вилли хоть и кричал, но терпел; правда, чувствовалось, что он не дождётся, когда я сниму. Потом я спрашиваю:- А на с а м ы е у д о б н ы е места будет прикреплять?Вилли кивает. На яички поместилось три прищепки, а его длинный, но тонкий петушок они так хорошо обхватывали, что удалось разместить ещё четыре. Конечно, это не рекорд, но мальчишке не позавидуешь! Я ещё говорю, мол, сам виноват, что у тебя такой член длинный, вот и поместилось много. Вижу, наконец, что пора заканчивать процедуру и не спеша открепляю по одной прищепке. Вид был смешной: сплошные вмятины. Вилли посмотрел сам на себя и говорит: - Weiche Eier (яйца всмятку).Это выражение мне так понравилось, что я даже похвалил его за находку и сказал, что можно ещё сделать «Spiegeleier» (жареную яичницу).

- Как это? - спросил Вилли.

– А вот сам подумай. Это была единственная пытка, до которой Вилли не догадался, а там и делать-то нечего! За чаем я пытался отговорить его от упражнения с плоскогубцами, говоря, что можно ведь и пальцами потаскать за волосы и что, дескать, пусть они у него отрастут побольше, вот тогда уж… Но если Вилли что нафантазировал, его не свернёшь. Ну, мне-то что? Я сам остался жив, и брат тоже, почему бы и Вилли не получить такое шикарное сексуальное удовольствие?
Плоскогубцы, с которыми появился Вилли на следующий день, мне очень понравились. Я как-то вначале не подумал, что ведь ими (их обратным раздвоенным концом) можно также здорово щекотать! В этот раз у нас получилась сокращённая программа, но это только по количеству мероприятий: щекотка да парикмахерская. Когда щекочут этими двумя железными окончаниями, кажется, что мучают сразу в двух местах, и Вилли нахохотался до того, что у него слёзы потекли. Я его, конечно, стал стыдить, что он «плачет». Он сказал, что не будет, но минута прикосновений плоскогубцами, и у него на щеках опять слёзы! Я говорю: - Ну, теперь самое главное. Он думал, что я прямо начну волоски выщипывать, но я сказал:

- Надо, чтобы была настоящая парикмахерская. Сейчас я тебе всё тут намылю, тогда будет удобно «стричься».Принёс кисточку и мыльный крем, сказал, что мне самому не справиться, отвязал Вилли руки и заставил его отгибать петушок, под которым всё основное и было. Вот теперь стало удобно! Намыливал долго – для стыда! – и образовались такие нужные косички и пучки, за которые наверняка можно было крепко ухватить инструментом. Вилли продолжал мне помогать, хотя вздыхал и дрожал. - Может, не будем? – спросил я в шутку.

Но Вилли было не до шуток. Тогда я хорошенько сжал плоскогуцами одну большую косичку и стал тянуть. Волосы вырывались даже с каким-то скрипом. Вилли кричал и – наслаждался! Я опять спросил, сколько же раз дёрнуть, а он говорит, что пока ничего не останется. Вообще-то волос у него не так уж много, и за десяток раз я управился. Стёр мыло, кое-где оставались отдельные волоски, они тоже исчезли, и у Вилли стало много белого, и вообще видок был такой странный. Но одного уж я никак не ожидал: в самые «крикливые» моменты Вилли был, видно, настолько близок к оргазму, что у него даже смазка появилась!
За чаем Вилли грустно сказал:

- Ну вот, одно наказание теперь надолго отпало. Я говорю, что через неделю волос будет ещё больше и тогда я его как следует потаскаю. Потом Вилли опять затянул, что вот, мол, все пытки уже б ы л и и теперь возможны только повторения. А сам смотрит на меня, вдруг я про Spiegelei скажу. Я молчу, тогда Вилли не выдерживает и с любопытством спрашивает, что же это такое. Я как чувствовал, что новое наказание пригодится намного позже и отвечал специально с нарочитой уклончивостью, говоря, что об этом так легко догадаться, но Вилли снова ничего не понял. Он просил, тогда пусть я хоть скажу, что у меня при этом будет в руках. Я говорю, такая небольшая бутылочка.
Приближалось двенадцатилетие Вилли. Мне очень хотелось сделать ему запоминающийся подарок, о котором я уже думал и мечтал. Официальный-то это ладно: купил ему огромный географический атлас, а вот неофициальный… Смотрю, у него день рождения в субботу – это плохо, ведь у нас с ним два выходных. Но и в пятницу можно! На уроке 16 октября говорю Вилли, что сегодня у нас будет всего три наказания. Ну, щекотка – это уже дежурное блюдо, - так сказать, для похудания, затем «штука» из морозилки, а потом – б а н я . Что сделалось с Вилли! Даже странно, что за всё лето он ни разу не подумал о мытье в ванной и всех удовольствиях, которое это мытьё может принести! В этот раз я его щекотал долго и чем попало: и волосы под мышками причёсывал, и щёткой водил и ключами. Одновременно с ледяным компрессом к другим местам прикладывал коробку с мороженым. Это ведь новинка! Вилли был на таком взводе, что, когда я его отвязал, стал скакать и прыгать. - Можно посмотреть, какая у вас мочалка?, - спросил он. - Посмотреть-то можно, но я не собираюсь тебя мыть мочалкой. Когда Вилли понял, что его сейчас будут мылить руками, он вообще обалдел. Я велел ему идти в ванную, набрать до половины воды, залезть, полежать немного, потому что мокрого лучше намыливать, потом встать спиной к стенке, высоко поднять руки, широко раздвинуть руки и позвать меня. А сам приятно волновался: не так уж часто приходится мыть шестиклассника!
Наконец Вилли меня крикнул. Вот уж сколько раз я видел его голым, но сейчас было невыразимо приятно! На фоне белого кафеля, мокрый, коричневый, возбуждённый больше некуда, с отросшей чёрной шёрсткой между ног, с красным от стыда лицом – пожалеешь лишний раз, что нет видеокамеры и такой кадр пропадает навсегда! Я неторопливо намылил руки и стал мыть Вилли под мышками. Он, конечно, захохотал, ведь скользкие от мыла руки щекочут ещё страшнее. Я приказал ему взяться за штангу, на которой обычно висит ширма и так стоять всё время. Вот при таком хохоте и визгах я вымыл ему всю вернюю часть, разрешая опускать руки для отдыха только во время очередного намыливания. Потом велел е щ ё шире раздвинуть ноги. Конечно, символически, потому что уж шире некуда было, но так приятно, что Вилли был таким послушным и выполнял все приказы. Стал намыливать ноги, медленно поднимаясь …
всё выше, да ещё спрашивал, так ли его мыла мама. Вилли хохотал, прокричал, что это было в последний раз до школы. Он уже готовился к тому, что я сейчас снова намылю руки и буду мыть его между ног. Я его похвалил за то, что есть м н о г о , что надо помыть, и приступил. Вилли просто с ума сходил: невыносимая щекотка соединялась с новыми ощущениями наслаждения!- Не шевелись, - сказал я Вилли и включил душ.

Дождик был направлен прямо на мячики, а Вилли даже понятия не имел, как это дико приятно. Он стал извиваться всем телом, мычать, стонать, а душ продолжал его мыть и щупать. Наконец я сказал:

- Уже почище стало, но, видишь, у тебя всё же Eierchen не такие светлые, как петушок. Вилли посмотрел и, хотя это было совсем не так, - согласился.

- Что ж, придётся повторить, - сказал я и заставил его лечь на спину, широко расставив ноги на края ванны. Вилли ждал прямо с какой-то дрожью ещё одного сеанса. В этот раз сама поза была стыднее (Вилли будто с а м подставлялся), а для меня - удобнее. Намыливание прошло ещё «громче», Вилли просто летал между хохотом и стоном, душ я закрепил наверху, и дождик поливал его без моей помощи. Вилли «терпел» с закрытыми глазами. Я спрашиваю его: - Ну как тебе кажется, сравнялся ц в е т ?.
Вилли долго смотрел и сказал, что п о ч т и , но не совсем. И я говорю тогда, что придётся помыть всё его добро последний раз. Велел ему задрать ноги наверх, раздвинуть как можно шире и держать их руками, Тут я стал намыливать его п о – д р у г о м у , и Вилли это моментально почувствовал. Это уже была не щекотка, а настоящие ласки, которых он ещё никогда не испытывал.- Ну, а теперь займёмся петушком, а то он обидится.

Вилли как-то хрипло засмеялся. И я стал его намыливать, делая такие движения, которые могли привести только к одному. Вилли держался около минуты. Водя и вытягивая мыльными руками, я говорил, что сейчас, мол, будет что-то
0% 0 Голосов
Дата: 15/03/2013Тэги: Порно РассказыПросмотров: 410

  • НОВЫЕ РАССКАЗЫ

*Комментарий появится после одобрения модератором
    Добавление комментария



  • ПОПУЛЯРНОЕ ФОТО
  •  
  • Немного о сайте
  •