Авторизация ...
Имя пользователя :
Пароль :
Популярные Категории
Анал Красавицы Зрелые Домашнее Групповуха Лесбиянки Азиатки Сиськи Молодежь Мамочки Минет Попки Звезды Негры
Порно онлайн туб » Порно Рассказы » История давно минувших лет.
  • Секс Рассказы

  •  
  • История давно минувших лет.



Это было много лет назад, но рассказать об этом по независящим от меня причинам я не мог раньше и только сейчас мой знакомый согласился. Имя его по его просьбе я конечно изменил, а всё остальное я старался описать, так как было, насколько помню.

Вернулся я в том году после армии, два года не был дома, за которые много чего изменилось. Идти снова работать на МТМ и ремонтировать трактора мне не хотелось и по совету друга Димки, я тоже поступил в техникум, только сельскохозяйственный – СХТ. Так как я учился в школе не очень то шансов попасть куда-то было мало. Сдав документы на факультет по землеустройству, где было мало желающих, я поступил и уехал учиться. Мне дали комнату в общаге на третьем этаже. Комната была на четверых, но нас жило в ней трое. В общем, у меня началась другая жизнь. Со мной ещё жили двое, но они поступили прямо со школы и как то у меня с ними контакт не клеился. Разница в возрасте, да и другие причины, о которых мне не хочется сейчас говорить.
Я много забыл и не понимал, и мне приходилось подтягивать свои знания. Им же всё давалось проще и они в основном, много времени проводили с друзьями и подругами в городе. Больше всего мне трудно было с расчётами, так как математика до меня долетала с большим трудом. Проучившись, первый год, окончив на тройки и четвёрки второй курс, я нашёл себе работу в городе и не поехал в деревню, где делать было нечего. Родители и так меня тянули всю зиму, и я должен был сам на себя зарабатывать. Жить, было есть где, и потом я не один такой был.
Общежитие хоть и пустовало, но нас работающих студентов, оставшихся на летний период, было несколько человек и даже две девчонки. Работа мне нравилась да и платили неплохо. Большую часть откладывал, чтоб можно было жить первое время, когда начнутся занятия. Стояла жара, и вечерами было нечего делать. В комнате я находился один, и закрыв двери ходил вечерами и во время выходных голышом. В армии часто вспоминал юношеские дурачества с другом и конечно же скучал по этому. Хотелось нечто необычное сделать. Но увы, друг был далеко и женясь он больше не хотел этим заниматься, а одному было как то скучно.

Часто вечерами, когда уже темнело, я лежал на кровати и слышал, как в коридоре кто-то ходит то на кухню, то обратно. Я, как и оставшиеся на лето студенты, подолгу не ложились спать, студенческая привычка и поэтому я тоже лежа в постели вспоминал наши с Димкой приключения и представлял как было бы здорово если бы он приехал ко мне в гости. Машинально мастурбируя возбуждённый член, я порой даже не успевал отреагировать, как струйки спермы вылетали вверх и падали на меня и на постель. Я понимал, что это невозможно, но мечтать никто мне не мог запретить.
Заканчивался июнь и я почти месяц как работал, и тут вдруг меня осенила одна странная идея. Раньше я об этом даже не мог подумать, да и читать об этом тогда было просто негде. Всё приходило откуда-то из вне, и подталкивало меня, давало подсказки или попросту руководило моим сознанием. От одной мысли я сразу же возбуждался. Долго не мог решиться, ведь рядом в соседних комнатах или этажом выше или ниже находились такие же парни и девушки студентки нашего техникума. и в один прекрасный день я не выдержал.

Вернувшись с работы около шести вечера я всё тщательно продумал и поужинав стал ждать когда стемнеет. Время тянулось мучительно долго, и даже зашторенное окно не давало такого сумрака в комнате какого мне хотелось. И вот около полуночи как раз наступил тот момент. На нашем третьем этаже жили два парня в разных комнатах и в одной комнате две девчонки. Все были дома и ещё не спали. Я выглянул в коридор. Было тихо и музыка или звуки телика раздавались еле слышно из жилых комнат. Вскоре скрипнула дверь и один из парней вышел и спустившись вниз ушёл. Я сразу догадался, что он пошёл на свидание бродить с девушкой по ночному тихому городку. Тянуть был нельзя и я стянув с себя плавки лёг на свою кровать голым откинув простынь в сторону и сделал вид что сплю. Дверь при этом оставил открытой и окно, чтоб сквозняком проветрить комнату. Прошло так минут двадцать, как я услышал шаги шваркающихся тапочек.
Мимо открытой двери прошёл парень, неся в руке чайник. Он шёл на кухню и машинально заглянул в открытую дверь и даже не замедлил шагов. Я поначалу испугался, ведь я думал, что пройдут кто-то из девушек, живших тогда на этаже. Но парень, пройдя мимо, даже не посмотрел в открытую дверь и я понял, что он даже не успел ничего заметить, и сильно возбудился. Хотя куда было сильнее, от того что я делал мой член и так торчал колом. Вскоре он, неся парящий чайник в правой руке, прошёл назад и снова даже не повернул головы в сторону открытой двери и тёмную комнату. Я лежал на кровати и даже как вроде не дышал, чтоб не выдать себя.
Как только он прошёл, и скрипнула дверь его комнаты, я встал и выглянул в коридор. Было тихо. Общежитие, пустовавшее в летнее время, словно вымерло. Таким образом, я несколько дней щекотал себе нервишки и сильно от этого возбуждался. Я перестал бояться, и слегка только косился, когда кто-то проходил мимо открытой двери моей комнаты. В дневное время или пока не стемнеет, я не решался на такие подвиги.

Спустя неделю, проходя мимо, стали заглядывать и девушки, то одна то вторая. Жара стояла под сорок, и я практически не закрывал входную дверь пока не ложился спать. Иногда даже ходил от стола до кровати по комнате голышом, прислушиваясь к шагам в коридоре, своевременно успевая спрятаться то за шкаф, то за оконную штору.

Третий парень, живший на нашем этаже, практически каждый вечер уходил и возвращался только под утро. Я слышал, что у него была девушка, и дело шло к свадьбе. Было понятно, что неприятностей с его стороны мне можно было не опасаться, а вот как могли бы повести себя девушки, в случае если бы они увидели и поняли, что я так себя веду не случайно, был бы огромный скандал и сплошные насмешки.
Я стал себя вести осторожнее но не прекращал своих рискованных экспериментов. Не могу утверждать видели хоть что-то в открывшую дверь девушки или нет. Но всегда проходя мимо, они машинально поворачивали голову и бросали короткий взгляд в темноту моей комнаты. Возможно, это срабатывал инстинкт женского любопытства.
Что касается парня, которого звали Иваном, узнал я об этом чуть позже, то он тоже проходя мимо, тоже стал иногда поглядывать в открытую дверь, пытаясь уловить что-то за доли секунд. Он учился на год старше меня и тоже работал, так как дома в деревне его никто не ждал. Был он немного худощав и невысокого роста. Я даже прозвал его про себя ботаником. Он носил такие невзрачные очки, сквозь стёкла которых, его глаза казались больше чем у других людей.

Как-то раз я вернулся вечером с работы и выложив в стол хлеб и пару батонов с консервами, поставил чайник и переодевшись решил поить чай. Потом смотрел телик чёрно-белый и изнывая от жары просто валялся на кровати. Когда стало смеркаться, я задёрнул шторы на окне и раскрыв дверь снова раздевшись валялся на постели как вдруг услышал стук в дверь. В проёме показался этот ботаник Иван. Дверь была распахнута настежь, и открывать её было не нужно.

- У тебя хлеба не найдётся, а то я в магазин не успел сходить – спросил он.

Я быстро лёг на живот, прикрыв, таким образом, свой полу возбуждённый член, и сказал.

- Возьми там в столе. Отрежь сколько тебе надо. Нож рядом.

- Спасибо – поблагодарил он и спросил.

- Что, от жары страдаешь?

- Ага – коротко ответил я.

- Искупаться бы где, да нет рядом ни речки, ни озера – сказал он, одновременно отрезая четвертинку от буханки белого хлеба.

Плавки как раз висели на верёвке и сохли. Я их постирал и просто уже два дня не снимал. В такую жару не хотелось лишнего напяливать на себя , да и как-то без них было легче и свободнее.

- Постирал, теперь жду, когда высохнут. А искупаться и вправду не помешало бы – ответил я, соврав, зная, что он не станет их проверять.

Иван ушёл, а я после этого случая даже как то стал себя вести смелее. Иногда вечером я стал выходить голышом в коридор, когда все уже спали, но всё равно боялся, что вдруг кто-то захочет ночью сходить в туалет. В одних носках, чтоб не шлёпать тапочками по бетонному полу я добегал сначала до кухни и там некоторое время переводил дух, а потом, оглядевшись, возвращался в комнату. До кухни было метров пятнадцать или двадцать и уходило на это несколько секунд. До туалета в другом конце коридора было метров пятьдесят, но я всё же чуть позднее, стал уже голышом ходить и туда, проходя мимо комнаты, где жил Иван и комнаты тех двух девушек. Двери всегда были прикрыты, и я спокойно пробегал туда и обратно.

Освоив эти преграды, и уже не боясь, я бегал то на кухню, то в туалет, когда все уже спали, но мне хотелось что-то ещё. Стояла жара, и тело было постоянно потным. Я обтирался мокрым полотенцем, но это не спасало, и тут я вспомнил слова Ивана про то, чтобы искупаться где-то, и пришла в голову дурная идея. Недалеко от общаги на окраине протекала небольшая речушка, походившая больше на ручей. В ней всегда днём купалась местная детвора. А вечером туда вряд ли кто решился бы идти. Рядом с общагой росла кленовая аллея, которая изгибаясь, тянулась практически до самой речушки.

Вечером как начало смеркаться, я вышел на улицу и пройдясь по аллее убедился, что на ней никого нет. Огороженные участки дачников, засаженные бахчами и картошкой, тоже пустовали. Я нашёл густой кустарник и оглядевшись по сторонам, снял с себя рубашку и спортивные брюки. Спрятав их под ветками и присыпав сухой листвой, я озираясь по сторонам отправился на речку. Было тихо, и только вдалеке был слышен лай собак. Я без особого труда прошёл по всей аллее, болтая в разные стороны полу возбуждённым членом и отвисшими яйцами. Иногда я придерживал член и яйца руками чтоб пробираясь по кустарнику не поцарапать их или просто онанировал. Вот и овраг по дну которого протекала извилистая и узенькая речушка.

Спустившись по склону обрыва, я оказался возле неё. Оставалось пройти вдоль берега метров триста. Через минут двадцать я уже наслаждался спасительной влагой небольшого омута, который прятался за стеной высоких деревьев и со стороны, незнающему человеку, был просто незаметен. Мне его раньше показали местные ребятишки, но я так и не решился тогда в нём искупаться, так как вода была мутной вперемешку с песком и илом от ребячьих ног. Сейчас было тихо и вода была наверное даже прозрачной но в ночи этого разглядеть было невозможно. Там было не глубоко, метра полтора, а то и меньше. С одной стороны был пологий спуск и открытая местность, а с другой высокий сосновый и берёзовый лес. Он как стеной закрывал днём эту речку от палящего солнца. Это был очень укромный и уютный уголок природы, который в данный момент пустовал, и я один наслаждался этой тишиной.

Полчаса я не мог вылезти из воды, но пока было ещё темно, и короткая ночь не подошла к концу, я решил вернуться назад, чтоб так же никем незамеченным, голышом вернуться к общежитию. Делать полукилометровую петлю для обхода домов стороной я не стал и поднявшись по склону миновав пару домов стороной на удалении десятка метров я вскоре уже был на аллее. Это был путь короче, но всё равно пара километров голышом представляла для меня некую опасность. Дальше было идти хоть и небезопасно, но я всё же проявлял некую осторожность и уже через минут двадцать был у себя в комнате и лежал на кровати.

После этого случая я ещё несколько раз, когда время опускалось за полночь, ходил купаться на этот омут и всегда благополучно возвращался. А потом сам не знаю как, но вырвалось у меня, и я ничего уже не мог с этим поделать, я проговорился Ивану, что каждый вечер хожу купаться. Он тут же навязался со мной и в первый же вечер я позвал его с собой. О прогулке голым не могло быть и речи, и мы пошли прямо по улице, дома на которой стояли по левую сторону дороги, а по правую находились те огороженные участки с картошкой и бахчами. Через полчаса мы были уже на месте.

Иван быстро разделся и зашёл в воду. Я тоже скинул рубашку и стянул трико и тут вспомнил, что я не надел плавки, но что-то менять было уже поздно. Иван заметил это и спросил.

- Ты что без плавок купаешься?

- Просто забыл одеть. В комнате как сушились, так и висят – ответил я.

Зайдя в тёплую как парное молоко воду я погрузился с головой и вынырнув прокричал негромко.

- Ух, как здорово!

- Ага, - ответил Иван.

Мы купались и болтали обо всё на свете, но больше, про технарь и общагу. Мой член успокоился и просто как кусок мокрой кожи болтался между ног. Я решил не зацикливаться на своём виде и вёл себя, словно мы с ним моемся в бане. Иван тоже вёл себя вполне естественно, и я понял, что он уже купался в таких компаниях, где кто-то купался голым. Он первый начал разговор.

- У нас в деревне дед один жил. Он постоянно купался в озере голым, и мы пацанами постоянно над ним подшучивали. – сказал он.

- И что вы делали – поинтересовался я.

- Ну когда он залазил в воду голым и плавал, мы с пацанами нарывали крапивы и раскладывали на деревянные мостки. Думали, что изжалится и сидели в камышах наблюдали. А дед просто вылезал из воды и не обращал на крапиву внимания. Потом нам и приходилось убирать, чтоб купаться самим и нырять с мостков – рассказал Иван.

- А на озеро он, что тоже голым приходил? – поинтересовался я ради любопытства.

- А он жил рядом и копался в огороде, а потом шёл купаться или мыться – объяснил Иван.

Мы немного помолчали и искупнувшись, пошли в общагу. Я подхватил трико и рубашку и засунув ноги в кроссовки стал подниматься по склону.

- Ты что так пойдёшь – спросил Иван, надев рубашку и пытаясь застегнуть пуговки на ходу.
- На мокрое тело не люблю одеваться – ответил я.

- Но ведь могут увидеть – сказал Иван.

- Кто, все спят уже давно. Время час ночи – ответил я и направился в сторону домов.

Иван вскоре догнал меня, и пошёл рядом, иногда бросая на меня косые взгляды.

- Расскажи ещё что-нибудь про деда – попросил я, чтоб как то поддержать разговор.

Пройдя мимо домов, мы свернули на аллею. Иван до самой общаги рассказывал разные истории про того деда а я молча слушал и лишь иногда спрашивал если чего не понимал. Перед общагой я оделся и обратился к Ивану.

- Только не говори никому про омут и речку, а то нам там больше не покупаться будет.

- Хорошо – ответил он, и мы разошлись по своим комнатам.

После этого раза мы каждый вечер стали ходить купаться, как начинало смеркаться. А на третий или четвёртый вечер я, когда мы вышли из общаги, сказал Ивану.

- Хочу так же как тот дед идти купаться – и посмотрел на Ивана.

- Что, голым пойдёшь что ль? – удивился он.

- А что, кто меня видит – ответил я.

- А одежду куда денешь? С собой понесёшь? – поинтересовался он.

- Зачем, тут спрячу и я как только мы зашли за кусты на аллее, стянул с себя шорты и рубашку и свернув их положил на траву под ветви кустарника, а сверху прикрыв их другими ветками словив их у соседних кустов. Ничего не было видно и я был уверен что её никто не найдёт, тем более было уже темно. Мы шли и тихо разговаривали. Иногда я прислушивался, чтоб убедиться, что нам никто не идёт навстречу. При каждом шаге мои полу возбуждённые гениталии покачивались и шлёпали меня, то по одной ноге, то по другой и это вызывало, вернее, привлекало внимание Ивана. Но он молча шёл со мной рядом и не реагировал на это никак. Придя на омут, мы сразу плюхнулись в воду и купались около часа, пока накопившаяся за день жара в наших телах не перешла в воду, а ночная прохлада не перешла в нас. Почувствовав облегчение и даже лёгкие мурашки, пробегающие по телу, мы вышли из воды и тут я заметил, что Иван тоже купался без плавок голышом. Конечно, я не стал на это заострять своё внимание, но не смог промолчат и сказал.

- Что тоже не захотелось плавки мочить?

- Ага, в мокрых, как-то неприятно ночью. Днём то они быстро высыхают, а ночью нет – пояснил он, вылезая по пологому берегу на песчаную отмель.

Я ничего не сказал ему на это и просто вылез за ним следом, и мы пошли в сторону общаги. Перед домами частного сектора, Иван надел плавки, так как немного обсох, а когда мы стали приближаться к нашему общежитию то оделся совсем, даже не решился идти в плавках. Я достал одежду, и мы вернулись по своим комнатам. Я долго не мог уснуть и анализировал то что было и то как мы ходили купаться и то как Иван смотрит на мои голые похождения, пускай даже по лесу и кустам но всё равно, ведь до домов всего пара сотен метров. За долгими размышлениями я не помню как уснул, а утром решил, что Иван не может быть болтуном и ему можно доверять и когда вечером мы снова пошли купаться и я как и прошлый раз снова запрятал свои вещи и пошёл голым на омут, я рассказал Ивану о своих непристойных развлечениях когда учился в школе. Его это заинтересовало, и он слушал мой рассказ, даже не перебивая, а когда я закончил, он не удержался и спросил меня.

- Серёга, а ты не боялся, что твой друг мог проговориться и в школе бы узнали про тебя?

- Нет конечно, так же и я мог рассказать про него – ответил я.

Вскоре мы пришли на наше место ночного купания и после того как вдоволь накупались, мы голышом пошли домой. Иван несколько сот метров, пока не приблизились к домам, шёл рядом со мной голым, оглядываясь по сторонам.

- Что ты всё вертишься, кругом ни души, а ты боишься кого-то – сказал я.

Иван промолчал и ничего не ответил мне. Я понимал, что трудно вот так быть полностью в себе уверенным да ещё тем более идя голым рядом с таким же голым парнем. Люди могли бы всякое подумать и реакция конечно, могла быть бы не однозначной. Хотя на самом деле мы просто возвращались с речки, и даже не было таких мыслей ни у меня и думаю у Ивана тоже.

На другой день и следующий я ходил купаться один. У Ивана была ночная смена, и он не смог составить мне компанию. Но спустя два дня, когда снова наступил вечер, он сам спросил меня, увидев в коридоре общаги.

- Купаться пойдёшь сегодня?

- Да как и всегда – ответил я.

Я увидел на его лице трудно скрываемую улыбку, но не спросил ничего, а только добавил.

- Около одиннадцати на спортплощадке встретимся.

- Договорились – ответил он и проследовал на кухню.

Вечером мы встретились и пошли купаться. Я снова, как и прошлые разы, зайдя в кустарник аллеи, разделся и спрятал свои вещи. А когда вылез из кустов и повернулся в сторону Ивана, то увидел что он тоже стоит на тропинке без ничего и его кривой двадцатисантиметровый член стоит как палка. У меня не было слов, и я не знал что сказать. Даже почувствовал, что у самого член стал возбуждаться и наливаться, увеличиваясь в размерах, а был он у меня не маленький около двадцати трёх сантиметров. Ну, иногда плюс то туда, то сюда полсантима. От возбуждения всё зависело, наверное.

- Не боишься что увидят – спросил я так как не мог придумать ничего другого.

- Ты же не боишься, вот и я решился тоже – ответил немного дрожащим голосом Иван.

Я понимал, почему он так говорит, так как сам иногда от сильного перевозбуждения заикался.

Мы отправились на омут купаться, и я понимал, что теперь мне нет смысла опасаться Ивана и что-то от него скрывать, но рассказать всё о себе я в этот раз не решился.

Мы долго купались и на обратном пути не спешили, а просто наслаждались тёплым ночным воздухом и смотрели на звёздное небо, медленно шагая по открытым участкам мимо аллеи. Нас всё равно от домов скрывали большие деревья, и если бы кто и появился на пути, то мы увидели бы его издалека.

Когда мы были уже в общежитии то я некоторое время не знал как же поступить и взяв чайник отправился голым на кухню. В окнах, когда мы подошли к нашей пятиэтажке, было уже темно, и я был уверен, что все спят. Пока чайник закипал я прошёлся по коридору и заглянул в туалет. Дверь в комнату Ивана тоже была открыта, но я не заметил даже шевелений и подумал, что он уже спит и прошёл мимо. Я практически до рассвета разгуливал по этажу голышом, а когда начало светать лёг и заснул.

После этого мы часто с Иваном стали голышом ходить купаться на омут. Иван уже не так опасался, что нас могут увидеть, и мы несколько раз пересиживали опасность, спрятавшись в кустах, когда мимо нас проходила компания местных парней в компании с девушками. Попасть им на глаза в таком виде сулило большие неприятности, но нас это не останавливало. Как бы между прочим, я стал иногда онанировать как бы не замечая взгляд Ивана. А чуть позже вывел его на откровенный разговор, но об этом чуть позже.

После нескольких раз совместных походов голышом на омут я как то спросил у Ивана.

- А что бы ты стал делать, если бы твою одежду кто-то нашёл?

Он задумался и так не смог мне ответить. Тогда я сказал то что хотел сказать давно.

- Давай проверим.

- Как проверим – не понял он.

- Ну давай сделаем так. Ты раньше меня вернёшься и одевшись заберёшь и мою одежду и уйдёшь в общагу – предложил я.

- А ты как? – не понимал Иван, чего я от него хочу.

- Вот и проверим, как я буду выкручиваться.
- А если ты не сможешь пробраться в общагу, что тогда.

- Ну тогда днём ты мне принесёшь мои штаны – ответил я.

Иван подумал и посмотрев на меня кивнул головой.

- Здоров, я знал, что ты меня поймёшь. А когда я проделаю так что, следующая очередь будет твоя – произнёс я.

- Нет, нет – с испугом в голосе и на лице ответил он.

- Что испугался?

- Если так тогда я вообще отказываюсь – добавил он и я понял, что моя задумка может рухнуть окончательно.

- Ладно, не буду настаивать. Не хочешь тогда, и разговаривать об этом не будем – сказал я и посмотрел на Ивана.

После небольшой паузы он окликнул меня и сказал.

- Если тебе хочется, то я помогу тебе, но меня не заставляй, я всё равно не соглашусь.

- Ладно, договорились – ответил я.

Вскоре мы подошли к общаге и стали одеваться. Уже в комнате я стал обдумывать план своих действий. Я понимал, что Ивану нравится ходить голышом и купаться, а тем более обсуждать и разговаривать на эту тему. Но он сильно боялся, что его могут увидеть и последствий скандала и всего что может из этого следовать. Я тоже его понимал и не хотел настаивать. А поняв его, просто стал предлагать разные провокационные сценарии, а решение всегда оставлял за ним.
Шло лето, и уже была середина июля. Жара так и не спадала и лишь изредка погода баловала нас короткими и небольшими дождичками. Мы продолжали ходить вечерами купаться с Иваном и на второй или третий день после нашего разговора он ускорился и стал удаляться. Я понял его и не спешил догонять. А когда пришёл на место, где лежала моя одежда, то её там не оказалось.
- Долго же он решался – подумал я и вышел из кустов, чтоб посмотреть на потухшие окна нашей общаги. В этот момент загорел свет в комнате Ивана.

- Значит ты уже там – подумал я и сев на траву стал думать. То ли пробираться по пожарной лестнице в общагу, то ли просто найти укромное место и остаться в кустарниках аллеи.

Я не был уверен, что лаз на чердак открыт с замка и решил не рисковать. До рассвета я бродил по аллее, а как стало светать, то спрятался в густых кленовых порослях. Они были настолько густыми, что даже днём пройдя мимо, меня вряд бы могли заметить. Так я просидел несколько часов. Много раз мимо проходили люди на свои огороды пропалывать картошку с утра пораньше пока не пекло солнышко.
Иногда кто-то проезжал на велосипедах и даже на машинах. Я конечно боялся что вдруг кто то заглянет в кустарник но мне повезло, все проходили мимо. Вскоре я услышал или мне послышалось, что кто-то зовёт меня. Спустя пару минут я услышал голос Ивана. Он через каждые десять шагов негромко произносил моё имя, искал меня. Когда он подошёл ко мне совсем близко, я выглянул из кустов, высунув только голову.

- Я здесь – негромко произнёс я.

Он подошёл ко мне и протянул мне болоньевую сумку с моими штанами и футболкой. Я огляделся по сторонам. Было тихо и на тропинке ни души. В кустах одеваться было очень неудобно, и я вылез и быстро натянул спортивные трико, а потом и футболку.

- Ну, ты даёшь – удивился Иван.

- Зря не хочешь попробовать, ощущения неописуемые – ответил я.

- Нет-нет, даже не проси – стал отнекиваться он.

- Ладно, спасибо, что не подвёл. Пошли в общагу, а то я голодный – сказал я в адрес Ивана и мы пошли по аллее в сторону общежития.

Вечером мы снова пошли купаться, и я рассказал Ивану о своих страхах и ощущениях. Видно его мой рассказ заинтересовал или хотел узнать больше, он спросил у меня.

- А ты смог бы там просидеть больше времени?

- Конечно, смог бы, если было бы что пожрать – ответил я.

Иван ничего не сказал и мы некоторое время купались молча. Уже на обратном пути пока мы шли и болтали своими голыми писюнами в разные стороны в такт шагов, он спросил меня.

- Серёга, а ты когда в школе учился, как далеко уходил голым от дома?

- Я вообще мог одежду оставить дома и до вечера не показываться пока дома все не лягут спать – объяснил я.

- А сейчас бы смог?

- В смысле – не понял я.

- Ну, сейчас живя в общаге, ты смог бы день или два где-то голым ходить? – пояснил Иван отводя глаза в сторону.

Я понимал, что он неспроста меня об этом спросил, и не думая ответил.

- Если взять с собой еду то могу и больше, может и неделю так проходить смогу.

Наступила короткая пауза. Я знал, что в чём-то первым признаться Иван никогда не решится. А потом я не мог понять, к чему он клонит и для чего так подробно расспрашивает, заходя то с одной стороны, то с другой.

- Спросил бы прямо и дело с концом – рассуждал я про себя, идя с ним рядом и смотря в темноте под ноги.

Долго я не смог выдержать эту паузу молчания и первым произнёс то, что застало Ивана врасплох.

- Если компанию составишь, то вдвоём будет веселее.

- Какую компанию – не понял он.

- Ну, если согласишься со мной тоже идти голышом, то вдвоём будет веселее повторил я.

- Нет, я голым не смогу – возразил Иван.

- Если хочешь, то я могу на твоих условиях пойти? – предложил я.

- Это как? – не понял он.

- Ну, предположим мы вечером выйдем на аллею с рюкзачками и едой. Потом ты возьмёшь мою одежду и унесёшь в общагу, а сам вернёшься и тоже разденешься и спрячешь свою там, где захочешь – предложил я.

До общежития оставалось почти половина пути. Иван шёл и о чём-то раздумывал, и я не перебивал его мысли и не мешал принять то решение, которое выберет он сам. Где-то минут через пять он остановился и повернувшись ко мне произнёс.

- Я согласен, но хочу немного изменить условия, а то - и он замолчал, не решаясь произнести то что хотел или просто не мог правильно сформулировать предложение.

- И что дальше? Какие условия – переспросил я.

- Давай ты свою одежду и ключ т своей комнаты оставишь в моей комнате – произнёс он.

- Я согласен и могу прямо сейчас к тебе всё перетащить, чтобы ты не сомневался – ответил я.

- Как сейчас, ведь сегодня только четверг.

- А вдруг завтра будет некогда, и потом ты будешь уверен в том, что я ничего не припрятал – добавил я убедительно.

- Ладно. Идёт – ответил Иван.

Когда мы пришли в общагу, я вместе с Иваном быстро собрал немногочисленный свой гардероб, и отнёс к нему в комнату, оставив себе только спортивные брюки и рубашку, в которых ходил на работу.

- Ключи и это, показав на то, в чём я был одет, отдам завтра – сказал я.

- Тогда закупаем еду. Два дня выходных у нас есть – оживлённым голосом произнёс Иван.

- Только не набирай много, чтоб не таскаться. – подсказал я.

- Я понял. До завтра – ответил он, и мы разошлись.

Я ещё часа два не мог уснуть и несколько раз выходил голышом в коридор то в туалет, то на кухню. Все уже спали, и я привык и уже не боялся, что меня кто-то мог бы увидеть. А потом девчонки не раз проходя мимо моей комнаты, заглядывали в открытую дверь, когда я голым лежал на кровати, спасаясь, таким образом, от духоты, и думаю, могли видеть меня, но просто не заводили об этом разговор. Хотя не исключено что за закрытой дверью они тоже могли так же голышом валяться на своих кроватях. Но это не имеет значения. Я размышлял о многом и хотел ещё как-то удивить и открыться в своих увлечениях перед Иваном, но пока не мог понять его полностью и осторожничал. Думаю поход, если как мы задумали, может все точки расставить и понять, кто чего стоит. С этой мыслью я и заснул так как утром надо было ещё идти на работу а впереди ждали выходные и чего они нам сулили ни я ни Иван не могли знать.

Вечером в пятницу около семи часов ко мне заглянул Иван. Я сидел на кровати и укладывал продукты в небольшой рюкзачёк. Мне он нравился. С ним было удобно ходить, и руки всегда были свободными.

- Собираешься – спросил Иван.

- Ага, а ты что уже собрался – спросил я.

- Почти. Пришёл узнать, во сколько выходим. – сказал он.

- Ну давай ближе к девяти. Там и смеркаться уже начнёт вскоре – ответил я.

Время за сборами пролетело незаметно. Я ещё раз обдумал, всё ли собрал и закинув рюкзак за спину вышел из комнаты и закрыв её на ключ подошёл к комнате Ивана и толкнув дверь которая тут же открылась, сказал.

- Держи ключ.

Иван взял мой ключ и положил в верхний ящик его тумбочки. Взяв свой рюкзак мы вдвоём вышли на улицу и завернув за угол уже через два десятка метров оказались под кронами кленовой аллеи. Пройдя ещё метров сорок, я остановился и стал раздеваться. Сложив одежду, брюки и рубашку, в сумку я отдал её Ивану. Тот быстро скинув свой рюкзак и положив на землю у моих ног быстро убежал унося мою одежду и не оставляя ни малейшего шанса чтоб в случае чего одеться. Вернулся он так же быстро, как и ушёл.

- Всё, я под свою кровать забросил – сказал, он, чуть запыхавшись.

- Ну и ладненько – ответил я и мы, подхватив рюкзаки, стали удаляться всё дальше и дальше от общаги по узкой дорожке зелёной кленовой аллеи. На пути нам никто не попался, хотя было ещё не совсем темно. Дойдя до конца аллеи, мы вышли на поле, по краям заросшее молодыми деревьями среди которых были и берёзки и осинки и клёны. Они нас некоторое время хорошо скрывали от посторонних глаз, но как эта полоса зарослей стала редеть и вскоре закончилась, открыв перед нами небольшое, но открытое пространство заброшенного поля, мы остановились. Нужно было пробежать всего метров сто, но вероятности что в этот момент кто-то не появится, у нас не было.

- Что будем делать - спросил Иван.

- Можем подождать, а можем идти, если поможешь мне – ответил я.

- Как – спросил он.

- Ты иди впереди, ведь ты в одежде и перенеси через поле свой и мой рюкзак, а я потом следом перебегу – пояснил я.
Иван удивился, но согласился, даже не пытаясь как то остановить меня. Как только он пересёк поле, я осмотрелся по сторонам и налегке, путаясь по колено в зарослях бурьяна. Бежать было трудно и я высоко поднимая ноги преодолевал шаг за шагом где раздвигая голыми ногами траву по сторонам а где перепрыгивая старую и сухую чтоб не поцарапаться. Вскоре я уже был в безопасности. Нам оставалось пройти метров двадцать по таким же густым зарослям молодых деревцев, и я предложил Ивану тоже раздеться и спрятать свои вещи, где он захочет. Дальше были уже поля и небольшие лиственные и сосновые лесочки. Иван осмотрелся кругом, и нерешительно как бы боясь чего-то, стал снимать с себя всё. Потом он достал сумку из плащёвки и уложив в неё свои немногочисленные шмотки, затолкал их в небольшую канаву и сверху присыпал и сухой травой и землёй. Одним словом замаскировал и довольно удачно. Отойдя в сторону, мы оба посмотрели и практически ничего не обнаружили.

- Ну что, идём на поиски приключений – сказал я.

- Идём – ответил он, кивнув головой в знак согласия.

Мы пересекли лесок, а затем поле и вышли на небольшую полевую дорожку. Ночью по ней вряд бы кто поехал, так что мы шли и не боялись уже, что нам кто-то встретится. С каждым шагом мы удалялись всё дальше и дальше от городка, в котором учились и жили в общаге. Шли налегке, в одной только спортивной обуви и рюкзачками за спиной. Было легко и необычно когда лёгкие порывы или дуновения ветра освежали наши обнажённые тела. Мой член то возбуждался, то снова опадал, да и с Иваном происходило тоже самое. Иногда мы болтали на темы, которые даже были совсем не к месту, обсуждали то, кто куда уедет после техникума.
Иногда я расспрашивал про того деда что у них в деревне любил голым купаться на озере при всех, но на вопрос, который мне хотелось задать Ивану и получить на него ответ у меня не хватало смелости. Так мы прошли довольно много, хотя и шли так себе, еле переставляли ноги. Впереди был день и я понимал, что днём его не сдвинуть с места. Он будет бояться каждого шороха, и поэтому предложил ему, пока ещё не рассвело пересечь пшеничное поле, за которым росла кукуруза. Она хоть и не совсем была высокой, но уже кое-какие стебли были с мой рост. Я проверил это накануне когда обдумывал это путешествие.

Благополучно добравшись до заведомо обозначенной цели, мы вошли в ровные рядки кукурузного поля и отойдя метров двадцать от края, решили устроить себе привал после долгого пути. Нарвав листьев, мы выложили каждый себе небольшой участок застеленный кукурузой и свалились на него. Ноги гудели от усталости, и не хотелось даже шевелиться. Иван лежал в соседнем рядке в метре т меня.

- Может, вздремнём чуток – предложил я.

- Я не против – ответил Иван.

Глотнув воды, мы закрыли глаза. Спал в это время Иван или нет, я не знаю, но я заснул быстро и даже что-то снилось. Разбудил нас трактор, который прошумел по дороге, пролегающей от нас в полутора сотнях метров. Громко брякали борта пустой телеги, и я сев огляделся по сторонам. Иван стоял на коленках чуть поодаль и смотрел в сторону удаляющегося трактора.

- Ты что там делаешь – спросил я его.

- За трактором слежу, боялся, что вдруг к нам свернёт – ответил он.

- А я уж подумал, что ты член свой дрочишь – всхохотнув добавил я.

Иван смутился, но ничего не ответил.

- А хочешь я тебе расскажу как мы с другом дурачились и дрочили гуляя голыми по такому же полю. Нам было тогда лет по пятнадцать, семнадцать.

- Расскажи – еле слышно ответил он.

Мы перекусили немного, и я больше часа рассказывал о себе, и о Димке и о наших приключениях периодически поглядывая на возбуждённый член Ивана. Мой тоже стоял и я нет-нет да рукой его пошевелю. Иван всё пытался, как то ужаться и скрыть свой стояк ногами, но у него это не получалось. Торчащий член всё равно было видно, как бы он не сгибал ноги в коленках и не прикрывался ими. Одно дело, когда мы шли ночью, и видимость была плохая, а сейчас было всё прекрасно видно и это его смущало. Я даже подумал тогда.

- Если смущаешься то зачем было соглашаться. – но, вслух я этого не произнёс.

После этих мыслей я решил что к чему между нами такие стеснения и взяв свой член в правую руку стал медленно поглаживать его. Потом встал и уставившись на дорогу по которой проезжала старенькая жигули, стал двигать рукой вдоль члена быстрее и быстрее ускоряя темп с каждым разом. Одним словом начал дрочить не стесняясь Ивана. Он так глянул на меня и на то, что я делаю, но я даже не повернул в его сторону голову, так как был занят более приятным действом. Вскоре я почувствовал, что вот-вот кончу, а Иван всё ещё не может решиться, но уже положил свою руку на член и тоже уставился на дорогу но не прекращал бросать косые взгляды в мою сторону. Я тогда замедлил свои движения рукой, пытаясь растянуть удовольствие, и мне это удалось всего лишь на несколько минут. Но этого было уже достаточно. Когда я увидел, что осторожно, как бы стесняясь Иван начал подрачивать свой член, я снова ускорил движения рукой и вскоре, резко оголив головку, направил его на стебли кукурузы и как раз вовремя.
Первая струйка спермы вылетела и стала растекаться по листьям и стеблю и медленно капать на землю. Затем вторая третья и уже слабенькая последняя струйка упала перед ногами, чуть не попав мне на кроссовки. Я сдавил член у самого основания пальцами, и как бы выдавливая последние капельки, провёл рукой по всей его длине до самой головки, на которой появилась капелька белой молочного цвета жидкости. Оголив головку ещё полу возбуждённого члена, я взглянул на Ивана, который наяривал рукой свой член, так что его яйца болтались в разные стороны, словно маятник от часов. Я улыбнулся внутренне, но ничего не сказав сел на землю рядом с рюкзаком и достав воду, глотнул пару глотков. Тут подошёл Иван и тоже сел напротив. Его член всё ещё подрагивал, но он уже не держал его в руке и вряд ли выдавил из него всё до капельки. Мой член уже опал и влажной головкой лежал на земле, между ног запачкавшись и ёрзая по ней в зависимости от моих движений. Иван глянул на это и сказал.

- Ты же замараешься, грязь попадёт.

У нег член был меньше моего и когда он сидел то его член не доставал земли, и он не задумывался об этом даже, но увидев как моя колбаска, согнувшись, трётся о землю, смутила его или насторожила.

- Да ничего не будет, я постоянно голым на земле валяюсь и загораю – ответил я.

Иван промолчал, но тоже глотнул воды.

- Что будем дальше делать? – спросил я.

- Не знаю – пожал плечами он.

- Может по полю, на тот край сходим? – спросил я.

- Пошли – согласился Иван.

Я понимал что после того как испытываешь приятное ощущение после дрочки делать ничего не хочется, но интрига всегда приходит во время путешествия голышом и я это знал так как увлекался этим уже много лет. Подхватив рюкзаки, мы пошли по рядкам кукурузного поля. Иван шёл справа в соседнем рядке. Мы болтали и нет-нет да поворачивались в сторону друг к другу. Поле было большое, и мы достигли его края через пару часов. Устроив себе очередной привал, и ничего не боясь, так как рядом не было дороги даже лесной, мы пообедали и просто бегали по лесу, осматривая всё в округе. До вечера особых приключений у нас не было. Я рассказывал о себе и своём детстве, а Иван о себе и своей деревне. Ближе к вечеру мы стали собираться в обратный путь, и так как машин на лесных дорогах не было, мы в основном передвигались по ним. И только изредка когда где-то слышали шум мотора, мы прятались и осматривались по сторонам.

Когда мы подошли к окраине города, и до общежития оставалось пройти чуть больше километра, начинало уже светать, и за горизонтом было видно, что солнце вот-вот поднимется и осветит всё что сможет осветить. Мы стали поторапливаться, так как я был вообще без одежды, и её нужно было ещё принести мне из общаги, в которую нужно было пройти сначала. Ивану было проще, его шмотки лежали в паре сотне метров, и вскоре он их надел на себя, хотя признался, что не очень-то хочется. Привык за сутки голышом. Как только мы добрались до кленовой аллеи, я сказал Ивану.

- Иди вперёд, и принеси мне мои шмотки.

Иван быстро удалился а я стал пробираться прячась среди клёнов. По пути встретилось несколько человек, они с утра пораньше пока было не так жарко спешили на свои участки пропалывать то что ещё не успели наверное. Вскоре появился Иван и сунув мне в кусты пакет с моей одёжкой отошёл в сторону чтобы не привлекать внимания так как в это время по аллее шли мужчина и женщина с тяпками и так посмотрели на него. Наверное, подумали, что мусор в кусты выкинул, но ничего не сказали. Как только они свернули, я вышел, и мы спокойно вернулись в общагу.

Две недели в последующем мы вечерами ходили купаться на омут и вспоминали наше приключение – поход голышом, и всё было здорово, пока как-то Иван не спросил меня снова.

- Серёга, а ты смог бы решиться уйти ещё дальше, чем мы с тобой ходили тогда?

- Смог бы конечно, но как ты на это бы отреагировал – подумав и посмотрев на голубое небо, ответил я, словно на нём был написан мой ответ или подсказка на него.

- Я долго думал, и мне захотелось повторить наш поход – ответил Иван.

- Ну, тогда надо найти карту и посмотреть, куда можно нам отправиться, чтобы не заблудиться – сказал я.

- Карта есть у моего соседа в его тумбочке – ответил Иван, и потом на его лице радостная улыбка сменилась неким огорчением.

- Что-то не так – спросил я.

- Да нет, просто ты же работаешь и у меня тоже работа, хотя и график скользящий.

- Да, надо что-то придумать – сев на траву я стал чесать затылок, как бы ища там ответ.

- Я могу подмениться на два дня – вдруг произнёс Иван.

- А что молчал, это же выход – радостно ответил я и тут же спросил у него на какие именно дни он сможет подмениться.
Иван подумал и сказал что в ближайшие выходные он отдыхает три дня и плюс понедельник и вторник и того на пять дней.
- Здорово, я тогда завтра тебе скажу о себе что у меня выйдет, отпустят или нет.

День пролетел быстро и встретив своего начальника перед концом рабочего дня я спросил у него.

- Вы не могли бы меня отпустить на два-три дня. Мне в деревню нужно съездить? – пояснил я и придумал несколько причин по хозяйству и сенокос.

- Надо так надо, можешь ехать – ответил начальник и хлопнув меня по спине легонько добавил.

- Молодец что дома помогаешь.

Я радостный вернулся в общагу и увидев Ивана сообщил ему что у нас пять дней в ближайшие выходные. Можем идти в поход, как и тогда.

- Меня тоже отпустили – с весёлой ноткой в голосе ответил Иван.

- У нас есть ещё два дня, чтобы подготовиться – сказал я.

- А куда пойдём? Вот карта – сказал Иван и протянул мне только что достатую из тумбочки карту области.

На ней было всё и все дороги и деревни и зелёным цветом лес, а жёлтым поля нанесены. Много было озёр и рек. Мы быстро нашли наш городок и повернув карту верхом на север стали рассматривать. Иван достал линейку и стал что-то измерять. Я и так быстро понял, что к чему так как умел работать с картами. Сделав умное лицо и что то быстро подсчитав на листочке Иван сказал.

- Куда мы с тобой ходили почти одиннадцать километров.

- По прямой – поправил я.

- Да – согласился Иван.

- А то как мы с тобой шли все шестнадцать будет – быстро прикинув, ответил я.

Иван только кивнул головой и спросил.

- А ты, куда предлагаешь идти?

- Смотря на сколько километров согласен ты – ответил я.

Мы не могли решиться, куда нам идти. Направлений было несколько и все очень соблазнительные. Рядом не было ни дорог, ни деревень, и идти можно было хоть на юг вплоть до Казахстанской границы или на запад до первого водного препятствия в виде широкой реки. А на север можно было вообще идти сплошными лесами, что во многом облегчало передвижение.
- У нас не так много времени, чтоб далеко уходить, ведь потом назад ещё возвращаться придётся – одёрнув Ивана своими рассуждениями, я добавил следом. Мы немного задумались, и мне пришла в голову интересная идея. Масштаб карты был шесть километров в одном сантиметре.

- У тебя есть циркуль – спросил я Ивана.

Он тут же достал из тумбочки готовальню и протянул мне его. Раздвинув его сантиметров на десять или двенадцать, я подал его Ивану и сказал.

- Вот тут мы, ставь иголкой сюда, а карандашом делай пометки, где ты бы хотел побывать.

Иван выполнил всё в точности, описав еле заметный круг вокруг нашего городка и естественно общежития, в котором мы сидели и гадали, куда бы пойти. Потом он поставил четыре метки в тех местах, где окружность пересекала лесной массив и сказал.

- Думаю, что в любую из этих точек мы пройдём без проблем.

Я посмотрел и сразу два пункта убрал, так как там на пути, нам попадались болота, а обходить их по незнакомой местности было не безопасно. Можно было легко заблудиться.

- Осталось два Выбирай куда – предложил я ему.

Иван посмотрел на оба варианта и ткнул пальцем во второй. Там на пути было больше зелёного, а значит, идти было не так опасно.

- Ну всё, будем закупаться продуктами – сказал я и добавил.

- Придётся взять с собой что-нибудь, чтоб воду цедить от грязи, столько воды нам с собой не унести.

- Можно салфетки или бинты чистые – предложил Иван.

Я согласился, и мы два дня готовились тщательно, продумывая всё, что нам могло было бы пригодиться.

В пятницу вечером сразу после работы мы оговорили время выхода. Иван немного волновался что-то и хотел о чём-то спросить, но не мог решиться, и мне пришлось его подтолкнуть к этому.

- Ты что-то хочешь спросить?

- Серёга, а это правда то, что ты рассказывал про себя и своего друга?

- Да, я что сочинять буду что ль. – ответил я.

- Я о другом. Это правда, что ты ну это перетягивал себе при своём друге? – уточнил он.

- А что тут такого, что тоже хочешь попробовать?

- Нет – покраснев, ответил Иван и добавил.

- Просто представить не могу …. – и оборвал незаконченную фразу.

- Тебе что на это посмотреть хочется – спросил я уже прямо в лоб.

- Ага – ответил, кивнув два раза Иван.

- Ладно, я возьму с собой что нужно – сказал я и вернулся к себе.

У меня в сумке на самом дне под подкладкой лежали с десяток разных шнурков и верёвочек, которыми я иногда перетягивал себе и яйца и член оставаясь в комнате один, чтоб как то развлечь себя, и в последствии, бурно кончить. Потом осмотрелся по сторонам и вспомнил, что на кухне видел в мусорном баке выброшенные женские капроновые чулки. Я быстро сбегал и забрал их. Они хорошо растягивались и не так больно врезались в кожу. Добавив к ним ещё парк шнурков я сложил всё это в рюкзак и подумав ещё закрыл его. Всё было готово. До выхода оставался один час. Чтоб первое время не тратить продукты, которые мы вяли с собой, я решил хорошо поужинать. Время пролетело быстро и вот я уже слышу, как к комнате кто-то идёт. Стук и входит Иван.

- Я готов. Идём – сказал он.

- Я тоже готов – пошли – ответил я в тон.

Мы вышли на улицу и скрывшись в зарослях аллеи быстро стали удаляться к окраине городка. Вскоре мы были уже в молодых зарослях осинника и березняка, и там раздевшись, и спрятав свою одежду, дальше уже пошли голышом в одних кроссовках и с рюкзаками на спине. Приключение началось.

Отойдя от города на пару километров, мы устроили небольшой привал. Я незаметно взял пару шнурков и отошёл в кусты, мол, типа по нужде. Перетянув полу возбуждённый член и доведя его до полного и твёрдого стояка, я туго затянул шнурок и завязал его на два контрольных узла. Потом я перемотал мошонку, оттянув, таким образом яйца как можно дальше от основания. Закрепив концы шнурка, и спрятав их, я вскоре вернулся и сел рядом с Иваном. Он поначалу ничего не заметил, так как было темно. Отблески луны выскакивающей из-за облаков, на короткое время освещали покрытый ночным мраком небольшой лесок. Улучшив такой момент, я встал и стоя лицом к Ивану сказал.

- Ну что, хватит сидеть, надо уйти подальше пока темно.

Иван встал и закинув рюкзак за спину заметил мой перетянутый член и стоя полусогнутым замер как бы разглядывая то что увидел.

- Ты что там замер – сказал я ему в шутку.

В ответ была полная тишина, и я снова спросил его, сделав шаг в сторону. Он стоял в метре от меня, и я понял его заминку.

- Ты что-то спросить хочешь?

- Ты что перетянул его – полушёпотом спросил Иван как бы боясь говорить громче, потому что могли его услышать.

- Ты же сам интересовался – сказал я и добавил.

- Говори громче, а то прислушиваться приходится.

В это время луна полностью вышла из-за облака и осветила поляну, на которой мы стояли, собираясь отправиться в путь. Иван посмотрел на мой член и яйца и спросил.

- А тебе не больно?

- Нет, конечно – ответил я улыбаясь, хотя кто мог это заметить в ночном лесу.

Мы шли по краю поля и вскоре вышли на полевую дорогу. Идти стало гораздо легче. Я шёл слева, а Иван по правой колее. Мы разговаривали так ни о чём но каждый раз когда Иван что то рассказывал мне он постоянно бросал косые взгляды на мой тяжёлый и наверное посиневший от перетяжки член, который тяжело покачивался при каждом шаге ударяясь то о левую часть бедра то о правую. Иногда это сопровождалось лёгкими шлепками и это вызывало, некоторое внимание со стороны Ивана, к моим перетянутым гениталиям.

С каждым шагом и с каждым часом мы уходили всё дальше и дальше от города в котором учились и жили в общежитие. Спустя час с небольшим я остановился и развязав все шнурки освободил свои гениталии от тугой перетяжки.

- Что надоело уже – спросил Иван.

- Нет, просто жгут не стоит держать более двух часов. – ответил я, и добавил следом.

- Пусть немного отдохнут, и потом можно будет повторить.

Иван промолчал, и мы пошли дальше. Сколько мы прошли за ночь, я точно сказать не могу, но могу заверить точно, что более десяти километров, так как на рассвете нам пришлось стороной обойти деревню, попавшуюся нам на пути и пересечь трассу районного значения с асфальтовым покрытием. А вскоре за спиной стало светать и взошло солнце, показав небольшую часть над верхушками деревьев.

- Может устроим привал и перекусим. – предложил я.

- Я не против. – согласился Иван.

Мы устроились на опушке небольшого лесочка поодаль от дороги и достав из рюкзаков что у кого было, принялись за ранний завтрак на траве. Было так тихо и здорово, и полная свобода от всего просто кружила голову. Иван постоянно посматривал на мой член и яйца, которые были ещё час назад туго перетянуты, как бы пытаясь что-то разглядеть там. Но там ничего особенного не было видно, даже небольшого синяков, от которых, любая такая перетяжка не была застрахована. От его взгляда мой член стал возбуждаться и чтоб как то сгладить ситуацию я спросил.

- Хочешь, чтоб я ещё перетянул?

Иван промолчал, слегка кивнув головой. Я не стал уходить в лес. Достав шнурки, я снова стал медленно перематывать член у основания, давая возможность Ивану рассмотреть всё до мельчайших подробностей. Потом затянул узел туго-туго и спрятал концы, чтоб они не болтались. После этого проделал тоже самое с яйцами и мошонкой. Иван смотрел, не отрываясь, и меня это возбуждало. Мне нравилось, когда кто-то смотрит на мои гениталии, и я в это время что-то с ним делаю. Не знаю, почему мне это нравилось, но я почувствовал это, ещё когда мне было лет двенадцать или тринадцать. Закончив с перетяжкой я только тогда посмотрел на Ивана и улыбнувшись сказал что первое пришло в голову.

- Как то так вот – произнёс я всё равно чувствуя от того что делал небольшое неудобство.

- Тебе точно не больно – спросил он, произнося эти слова как то необычно.
Я окинул его взглядом и увидел, что его член стоит колом.

- А тебе – отшутился я, глядя на его вздыбленный пенис.

Иван улыбнулся и уже более свободным голосом ответил.

- Я просто не ожидал, что глядя на всё, что ты делал, так возбужусь.

Дальше мы говорили на другие темы и лишь иногда бросали косые взгляды Иван на мой член, а я на его. Отдохнув, мы отправились дальше в путь, уходя всё дальше и дальше. Когда прошло часа полтора я снова развязал всё и освободил свои гениталии, дав им немного свободы, а уже через час на следующем привале я взяв в руки шнурки вдруг взглянул на Ивана и сказал.

- Хочешь сам попробовать?

- Нет-нет – скоропалительно ответил Иван.

- Два раза не предлагаю – сказал я и взяв один из шнурков приготовился обматывать член у основания.

- Хочешь, помогу. – вдруг произнёс Иван.

Я опешил и посмотрел на него с удивлением. Ведь он только что наотрез отказался и тут вдруг сам спрашивает.

- Ты же сказал нет – ответил я.

- Я думал, что ты предлагаешь, чтобы я себе перетягивал? – стал оправдываться Иван или на самом деле он не понял мой вопрос.

Я не знал что сказать, и ничего не оставалось, как протянуть ему шнурки.

- На, если есть желание, учись.

Иван протянул руку и взял все шнурки. Потом он подсел рядом и я чтобы ему было удобнее лёг спиной на траву подставив ему уже полу возбудившийся член и яйца раздвинув при этом немного ноги для удобства. Взяв осторожно одной рукой мой член, Иван стал обматывать его шнурком у самого основания, виток к витку как это делал я. Потом он завязал узел и стал затягивать его, посматривая на меня. Я просто старался не обращать на него внимания и смотрел в небо, по которому редко проползали небольшие облака причудливой формы.

- тебе не больно – вдруг спросил он.

- Не а – коротко ответил я.

Иван продолжил затягивать узел сильнее и вскоре снова спросил, больно мне или нет, и я снова мотнул головой, что нет. А когда он спросил уже в третий раз, отвлекая меня от разных мыслей, я приподнял голову и окинув взглядом себя от груди до ног сказал.

- А ты можешь делать и не спрашивать меня?

- А вдруг тебе будет больно – парировал Иван.

- Если будет, то я сам скажу – ответил я.

Я снова опустил голову на траву предварительно взглянув на свой член и то что с ним делал в это время Иван. Ничего такого, чтоб волноваться, я не заметил, и снова уставился в небо. Конечно, я чувствовал, как он старается и изо всех сил затягивает узлы. Вот он опустил мой член, который лёг на мой живот и взял в руку яйца. Стал оттягивать их и мошонку обматывать новым шнурком. Вскоре я почувствовал, как он с силой затягивает узел, после чего взяв другой шнурок, стал дальше обкручивать им оставшееся нетронутым пространство на мошонке, оттягивая тем самым яйца всё дальше и дальше от основания члена.

- Как бы ни увлёкся, и не оторвал их мне – подумал я и предупредил его об этом.

Иван смутился, и вскоре завязав концы шнурка, затянув их не так туго, сел в сторонку. Я понял, что он закончил и сказал.

- Что, может, дальше пойдём?

- Пошли – согласился он.

В течении дня мы прошли довольно много и под вечер решили устроить себе ночлег так как подходящее место было и рядом ни одной дороги. За время пути Иван ещё дважды перетягивал мне член и яйца и я понял, что это ему понравилось. Мне тоже было приятно наслаждаться тем, когда он вертел всяко разно мой член, и яйца обматывая их шнурками и завязывая тугие узлы. Я не останавливал его, давая тем самым ему наиграться вдоволь, и он пользовался моей добротой на протяжении всего нашего путешествия. Когда мы вернулись обратно уже с пустыми рюкзаками, то мой перетянутый член уже имел несколько боевых травм в виде синяков. Конечно, Иван извинялся да извинялся, что так вышло и так получилось, но я его успокоил и сказал.

- Не обращай на это внимания. Синяки пройдут и рассосутся, а вот повторить такое стоит многого.

- А ты что ещё хочешь в поход сходить? – как то несвязно, но смысл был понятен, произнёс Иван.

- Если ты будешь не против то я только за – ответил я.

Было видно, что на лице Ивана засияла улыбка, но он промолчал и ничего не сказал. Мы уже подошли к общаге и сменили тему, а на этаже разошлись по своим комнатам. До конца каникул оставалось ещё три недели. Время тянулось, и я постоянно вспоминал наш поход. Было так здорово. В это время в общежитии стало людно. Приехали абитуриенты, и я уже не мог спать с открытой дверью, находясь в комнате голым. Как и я так и Иван продолжали работать и только в выходной могли себе позволить небольшую прогулку на омут чтобы искупаться если было хорошая погода и не шёл дождь.

И вот как то однажды, а до начала занятий оставалось всего девять дней, мы возвращались с омута и Иван сказал.

- Я вчера уволился и не знаю что делать, домой съездить или тут болтаться.

- Ты что-то насчёт похода заикался. Может, сходим – добавил он следом после небольшой паузы.

- Я только за, только отпрошусь завтра, и три дня наши – согласился я.

В этот раз мы решили так далеко не ходить и с собой много не брать. В трёх километрах от города было поле засаженное подсолнухами, и они были с нас ростом. Это было прекрасное место для укрытия. Подсолнухи были ещё неспелыми и в них вряд ли кто будет заходить. Обсудив это, мы решили, что это наилучший вариант, чтоб хорошо провести выходные. Подготовка заняла не так много времени и уже во второй половине дня, мы спрятав свою одежду на окраине в зарослях молодого осинника, перебегали голышом небольшое поле чтобы скрыться в лесу и продолжить свой путь при свете яркого солнышка и большого риска быть замеченными.
Это своего роды вызвало даже возбуждение чем страх. За полтора или два час мы смогли добраться до безопасного места и забравшись поглубже в поле рухнули прямо на землю чтобы передохнуть. Было так тепло и тихо, что даже было слышно, как где-то рядом пролетел шмель или щебетали птички на окраине небольшого лесочка расположенного чуть поодаль от нас. Я стал доставать бутылку с водой , чтобы глотнуть пару глотков, так как горло пересохло от быстрого бега по открытому участку поляны. Шнурки, которые лежали на дне рюкзака прилипли к дну бутылки и вытащились следом, рассыпавшись по всей траектории по которой я подносил бутылку ко рту. Иван глянул на них, потом на меня, но ничего не сказал.
- Что хочешь поэкспериментировать? - Спросил я его.

- Если тебе не больно и ты не против. – ответил он.

- Я же прошлый раз тебе сказал – ответил я коротко и лёг прямо спиной на землю между рядками высоких подсолнухов.

Иван подсел рядом и взяв валявшиеся на земле шнурки стал обматывать мой полу возбуждённый член который в его руках в считанные секунду уже стоял колом. Я просто лежал и смотрел вверх. Следить за действиями Ивана было неудобно, и я просто наблюдал за склонившейся над головой большой шляпой ещё зелёного и цветущего подсолнуха. Иван что-то там копошился, вертел мой член в разные стороны, обматывая его шнурком. Потом затягивал узлы, делая небольшие паузы, ожидая моей реакции. Я старался не обращать на него внимания, и даже когда было чуточку больно, сжимал зубы посильнее и не подавал вида. Вскоре Иван освободил мой член из своих рук и положив его на мой живот принялся тискать и крутить мои яйца обматывая их шнурками и перетягивая по всей растянутой ли оттянутой мошонке оттесняя яйца всё дальше и дальше от основания члена.

- Вроде бы всё – вдруг произнёс Иван.

Я поднял голову и осмотрел его творение. Мой член был напряжён до предела. Головка была оголена и блестела на солнышке готовая вот-вот лопнуть от того что кожа на ней была слишком сильно натянута. Вены по всей длине сильно выступали, и при касании были твёрдыми, словно это были не венки и жилки, а натолканная в член проволока. Яйца тоже были оттянуты сантиметров на десять двенадцать от основания члена, а кожа на мошонке облегающая плотно вокруг оттянутых яичек, тоже была натянута до предела, что были видны все жилки.

- У тебя здорово получилось – похвалил я Ивана.

Он улыбнулся, но ничего не ответил.

- Может, в лес сходим. Вдруг там ягоды, какие есть. – предложил он.

- Пошли – сказал я и тут же встал с земли.

Член тяжело покачивался при каждом шаге и касался колючих стеблей подсолнухов и листьев. Я побоялся, что кожица может лопнуть и стал придерживать и закрывать своё хозяйство от случайного касания. Когда мы вышли на край поля, а впереди была поляна со скошенной травой, я поднял руки вверх и потянулся.

- Хорошо-то как!!!

Осмотревшись по сторонам и убедившись, что кругом нет ни души, мы пересекли поляну и вошли в лес. Бродили по нему довольно долго, и нашли несколько кустом вишни, но ягод на них было мало и мы их быстро оборвали и съели. Убедившись, что больше искать в лесочке нечего мы вернулись назад. Мне было уже неприятно, и я сказал Ивану.

- Время уже много прошло, надо развязать всё.

- Ага, сейчас – ответил он и тут же присев напротив меня быстро распутал и убрал все шнурки. Я взял член в руку и сделал несколько движений, чтобы размять его и восстановить кровообращение. Как только синева стала проходить, и цвет кожи на члене стал приобретать свой естественный цвет, я убрал руку и сел на землю. Мой член тоже опустился и уткнулся оголённой головкой в сухую землю. Иван посмотрел на это и улыбнулся, но ничего не сказал. Я тоже промолчал. Мы чуток отдохнули и решили поужинать, так как уже было поздно и солнышко стало садиться за дальний лес, хотя было ещё светло. Потом мы приготовили из травы себе место для ночлега каждый в своём междурядье, после чего Иван ещё раз поиграл с моим членом и яйцами. Потом мы легли и вскоре уснули и хоть мы были голышом, но нам не было прохладно.

В течении последующих трёх дней Иван по несколько раз в день игрался с моим членом и яйцами перетягивая их как ему этого хотелось. Я только посматривал на него из любопытства и удивлялся его фантазиям. Иван больше не спрашивал меня, больно мне или нет, а просто дела то, какая фантазия в данный момент приходила ему в голову. Он делал из моего члена то снеговика передавливая его в трёх местах, то перетягивал каждое яйцо по отдельности. Одним словом экспериментировал с ним по своему усмотрению. Даже синяки, которые стали появляться после каждого его перетягивания его уже не смущали и не волновали ни чуточку. Наоборот уже в следующий раз он затягивал узел ещё сильнее и не один или два, а несколько, чтобы потом при разматывании время на это уходило больше чем обычно.

Еды нам конечно же было мало, и мы устраивали каждый день во второй половине походы в общежитие за пополнением съестных запасов. Одевались в осиннике, поднимались в общагу и набрав еды которая была куплена накануне, возвращались назад. Это было рискованно по окраине города разгуливать голым, но такой риск нам нравился.
Подошли к концу последние выходные, и мы с некоторыми трудностями вернулись домой в общежитие. Впереди нас ждал очередной учебный год, а у Ивана он был последним. Он заканчивал обучение в техникуме, и немного забегая вперёд, скажу, ему было уже приготовлено место в районном управлении сельского хозяйства. Было грустно осознавать, что этот наш поход был последним, хотя я надеялся, что судьба ещё повернётся ко мне лицом и наши с Иваном пути пересекутся. Так и произошло, но об этом я расскажу чуть позже.
sergei0083@rambler.ru

Сергей К.
0% 0 Голосов
Дата: 21/03/2015Тэги: Порно РассказыПросмотров: 755

  • НОВЫЕ РАССКАЗЫ

*Комментарий появится после одобрения модератором
    Добавление комментария



  • ПОПУЛЯРНОЕ ФОТО
  •  
  • Немного о сайте
  •